Осень принесла не только послабление карантина. В четверг Центробанк снизил основную ставку с 15% до 14%. Второй раз за год. Регулятор обращается к банкам — вот вам новый ориентир для того, чтобы отбить инфляцию, попытаться заработать и оживить экономику новыми деньгами. Пока самый высокий и дорогой на пространстве бывшего Союза, где страны со схожей экономикой. Для сравнения: в Таджикистане ключевая ставка — 10,75%, в Казахстане — 9%, в Кыргызстане — 5%, в России — 4,25%.

Первый вывод — оживление кредитного и потребительского спроса для ЦБ важно. Но важнее все-таки удержать инфляцию. В ЦБ держат строй, как легендарные спартанцы проход при Фермопилах. К тому же штат регулятора, думаю, куда больше, чем полк из 300 соратников царя Леонида. Проход действительно узкий — в пределах 11−12,5%. А за восемь месяцев разогнались уже довольно прилично — 11,6% в годовом выражении.

Инфляция по своему определению никогда не стоит на месте — или вниз или наверх. Население и бизнес всегда волнуются. Все пытаются сыграть на опережение. Одни — купить пока дешевле, другие — продать подороже. Именно так появляются инфляционные риски.

И здесь из релиза ЦБ мы извлекаем вывод второй. Регулятор допускает «слабый спрос на товары не первой необходимости на фоне неуверенности по поводу будущих доходов». Если уже совсем просто, то нам недвусмысленно дают понять, что после того, как мы слегка отойдем от локдауна и пополним продзапасы, на остальные житейские удовольствия денег у нас просто не хватит. На безрыбье, что называется, и ванна дома — пляж в Анталии.

В качестве моральной и денежной компенсации нам обещана заморозка тарифов на электроэнергию, коммунальные услуги и общественный транспорт до конца года. Думаю, споры в правительстве еще идут по этому поводу. Но раз ЦБ решился об этом заявить, то скорее всего так тому и быть. Зачем? Ради спасения народа от инфляции. Цель здесь видится благородной, а средства вполне знакомыми. Вопрос — а как с эффективностью?

Есть мировой опыт, который доказывает, что у рынка накопленная память. Когда цены вновь оттают, они возвращаются с еще большим скачком. Поэтому вся радость от сэкономленных средств уже в следующем году может улетучиться. Ценового взрыва, конечно, не случится. Но какой-то всплеск, усиленный отложенной инфляцией, неизбежен.

Госкомпаниям, откровенно говоря, такая заморозка совсем не выгодна. И не только потому, что они в глазах обывателя — монстрообразные чудища на треногах из романа Герберта Уэллса, превращающие в пепел все наши сбережения. По сути, мы в этом году только начали их «облагораживать» — реструктуризировать, готовить к IPO, ставить их на рыночные рельсы. А тут, пожалуйста, вновь ценовой забор. Сигнал для потенциальных инвесторов не очень понятный.

И здесь вывод третий, основной. Бороться с двухзначной инфляцией, конечно, надо. Понятно, что в условиях пандемии угол маневра ограничен. Но, как говорил бывший глава Минфина РФ Александр Лившиц, лучше экономика инфляционная, но живая, чем со стабильными ценами, но мертвая. Остановить инфляцию за счет внедрения инноваций — более сложный и трудный путь. Ведь тогда поднимать цены не даст конкуренция и активный спрос на технологичную и качественную продукцию. Впрочем, это уже вопросы совсем не к Центробанку. И по мере выхода из карантина они станут звучать всё громче и громче.