Согласно исследованиям Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), суицид является второй по распространенности причиной смерти молодых людей в возрасте 15−29 лет.

В каждом случае бывает сложно понять, по каким причинам молодые люди принимают это трагическое решение. Во многом это может быть связано с ухудшившимся эмоциональным состоянием — депрессией, которая возникает вследствие совокупности разных факторов: несостоявшихся отношений, конфликтов с родственниками и близкими, травли и буллинга, чувства изоляции и оторванности от жизни общества, неуспеваемости, финансовых трудностей и многого другого.

В 2016 году в Узбекистане, по данным ВОЗ, на 100 тысяч человек приходилось 10,3 случая суицида. Если сравнить с нашими соседями, то в Казахстане этот показатель составляет 40,1 на 100 тысяч, в Кыргызстане — 14,8, в Туркменистане — 11 и в Таджикистане — 5. Самый высокий показатель на постсоветском пространстве наблюдается в России — около 48 человек из 100 тысяч.

Новости о случаях суицида среди молодежи публикуются регулярно. По данным Генпрокуратуры Узбекистана, только в январе-апреле 2018 года было зарегистрировано 153 случая среди несовершеннолетних. По сравнению с аналогичным периодом 2017 года эта цифра сократилась на 6,5%. Но, несмотря на понижательную тенденцию, проблема остается особенно острой среди молодежи.

Культура ментального здоровья

Ментальное (психическое или душевное) здоровье человека является неотделимым компонентом его благосостояния. Мы можем ошибаться, предполагая, что ментальное здоровье — это отсутствие всяческих психических расстройств, к примеру, шизофрении. Однако на самом деле без ментального здоровья нет и самого здоровья человека. Вот какое определение дает ВОЗ:

«Психическое здоровье — это состояние благополучия, в котором человек реализует свои способности, может противостоять обычным жизненным стрессам, продуктивно работать и вносить вклад в свое сообщество».

В нашем обществе вышеупомянутое понятие еще не очень хорошо закрепилось. У нас не принято обращаться к психологу, и мало кто осмелится говорить о своих переживаниях и стрессах даже с самыми близкими людьми — депрессия может восприниматься как признак слабости или неспособности человека справиться с жизненными обстоятельствами.

Многие думают, что это сугубо личная проблема, которой нельзя делиться с другими. Молодые люди нередко остаются наедине со своими мыслями, возможно, из-за боязни получить клеймо «псих» или «шизофреник», если об этом обращении узнают их сверстники.

Порой человек может успокаивать себя, что его ухудшившееся душевное состояние — это не психическое расстройство или болезнь, требующие обращения к квалифицированной психологической помощи. Однако, не обращаясь вовремя к специалисту-психологу, он может и дальше толкать себя в бездну депрессии.

В итоге дистанция с родителями и близкими родственниками, образовавшаяся в силу разницы между поколениями (включая физические расстояния), неприятие и даже травля со стороны сверстников и другие факторы могут повлечь за собой суицидальные настроения у молодых людей.

Индивидуальный и социальный подходы

Изучая общественную реакцию на новости о случаях суицида, можно заметить разные подходы к проблеме. Действительно, кого винить в трагедиях — жертв суицида или культурные, социальные и экономические факторы, которые побудили их к принятию необратимого решения? Проанализировав все предположения, можно разделить сообщество комментаторов на два лагеря — тех, кто, придерживается индивидуального подхода, и тех, кто является сторонником социального подхода к проблеме ментального здоровья.

Для индивидуальной модели характерно находить корень проблем в самом человеке. Такое понимание переплетается с медицинским подходом, с преобладающим негативным определением ментального здоровья — отсутствием болезни, которая проводит к психическим расстройствам и инвалидности. Согласно этому подходу, человек, подверженный суицидальным настроениям, — психически нездоров, и ему необходимо в обязательном порядке пройти психиатрическое лечение.

Социальный подход не ищет проблему ментального здоровья в человеке, а объясняет ее рядом фактором, относящихся к окружающей среде. Сторонники такого подхода используют позитивное определение ментального здоровья (не как отсутствие психического расстройства или инвалидности). При этом не отрицается существование личностных биологических факторов, свойственных, например, несовершеннолетним во время переходного возраста или относящихся к сугубо генетическим факторам.

Что важнее: дисциплина или благополучие учащихся?

Не секрет, что в образовательных учреждениях всех уровней в Узбекистане основной упор делается на духовно-просветительскую работу среди молодежи, укрепление идеологического иммунитета от негативного влияния так называемой «массовой культуры». Больше внимания преподавательского состава уделяется именно воспитанию, форме учащихся и общей дисциплине.

Бывают случаи, когда преподаватели средних школ и колледжей, усердствуя с воспитательными мерами, прибегают к физическому насилию над учащимися, что говорит, в том числе, и о сложном психологическом состоянии самих педагогов.

В свою очередь, насилие и давление, связанное с применением практик жесткой дисциплины, может послужить факторами риска для психического здоровья учащихся.

Благополучию учащихся, которое неразрывно связано с их эмоциональным и ментальным здоровьем, уделяется ограниченное внимание в учебных заведениях всех уровней. Тем временем, в западных образовательных учреждениях первоочередное внимание уделяется именно благополучию учащихся и созданию благоприятной и поддерживающей атмосферы для всего процесса обучения.

Учебный процесс требует много усилий и напряжения. Учащиеся могут испытывать неуверенность в себе и впадать в депрессивное состояние во время экзаменов. В таких случаях центры психологической поддержки при учебных заведения оказывают конфиденциальные услуги учащимся, оказавшимся в трудных жизненных ситуациях.

К примеру, в английских университетах функционируют центры благополучия студентов (student wellbeing centre), где услуги оказывают квалифицированные консультанты по ментальному здоровью. Эти центры имеют большие возможности по влиянию на учебный процесс путем постоянной связи с преподавательским составом и вспомогательным персоналом вуза.

При необходимости для студентов предоставляются разумные приспособления (reasonable accommodation) — индивидуальный подход к сдаче экзаменов, изменение графика, применение альтернативных способов оценок и иная поддержка.

Нужно больше квалифицированных психологов

С прошлого учебного года в каждом образовательном учреждении Узбекистана должен был появиться штатный психолог для ведения адресной работы со студентами и преподавателями. Данная мера была включена в постановление президента от 2 июля 2018 года, которое предусматривало внедрение в расписание школ и профессиональных колледжей занятий с психологом, который также получил право проводить тестирование и анкетирование учащихся для выявления групп риска.

Однако в стране наблюдается систематическое сокращение количества квалифицированных специалистов по ментальному здоровью, что влечет за собой нехватку кадров для реализации постановления. Необходимо отметить, что эффективность работы одной штатной единицы психолога будет напрямую зависеть от количества учащихся в конкретном учебном заведении.

В связи с недостаточностью психологов и неразвитости практики обращения к ним возможными эффективными мерами может послужить сотрудничество психологов с терапевтами (врачами общей практики). Поскольку мы чаще обращаемся к терапевтам, нежели к психологам, необходимо развивать сотрудничество психологов с поликлиниками.

У многих людей, которые испытывают эмоциональное расстройство в повседневной жизни, могут случаться приступы головной боли и другие возможные последствия депрессивных состояний. В этой ситуации терапевты, услышав жалобы на физическое состояние, могут глубже изучить историю пациента, определить психологический характер симптомов и своевременно направить его или ее к специалисту для улучшения психологического состояния.

Суицид или стоицизм?

В июне 2017 года президент подписал поправки в Уголовный кодекс о введении уголовного наказания за доведение до самоубийства. В процессе следствия может быть сложно установить, кто виновен, кто довел или какие обстоятельства заставили человека совершить суицид.

Постановление президента от 2 июля 2018 года возложило ответственность по проведению информационно-просветительских работ по предупреждению суицидов и предотвращения суицидального поведения на фонд «Махалла», Управление мусульман, Комитет женщин, Союз молодежи и другие организации.

Управление мусульман в ноябре опубликовало фетву о тяжелом грехе умышленного самоубийства, согласно которой от имамов требуется не читать похоронные молитвы и не принимать участие в мероприятиях погребения самоубийц. Данная фетва призывает молодежь к твердости и мужеству в жизненных испытаниях, ниспосланных Богом, проявить терпение, благодарность и надежду на Бога.

Вне всяких сомнений, вера помогает человеку преодолеть трудные ситуации. В связи с этим слабая вера и нетерпеливость молодежи могут трактоваться как одной из причин самоубийств. Но при этом, призывая к стоицизму, мы можем оставлять их бороться наедине с испытаниями жизни. Молодые люди могут трактовать этот призыв по-своему и думать, что все зависит только от них, что все в их руках.

В результате в силу сложившихся трудных жизненных обстоятельств, неразвитости культуры ментального здоровья, ограниченности услуг психологической поддержки, молодые люди могут часто оказаться перед выбором: суицид или стоицизм. В этот момент в их выбор необходимо добавить еще одну опцию — поговорить с другими и поделиться своим состоянием с близкими, сверстниками и преподавателями.

Предотвращение и профилактика суицидов

Нам необходимо бороться не со следствием в виде наказания лиц, которые, возможно, довели молодых людей до самоубийства, а с причинами, которые ведут к суицидальным настроениям среди них.

Если просветительская работа будет ограничиваться только религиозными догмами и призывами к стоицизму и смирению, на практике эти меры могут быть недостаточными.

Представители СМИ и гражданского общества должны подключиться к всеобщей кампании по освещению проблем психического состояния учащихся в целях укрепления культуры ментального здоровья среди населения. Необходимо повышать осведомленность молодежи о том, кто такие психологи и почему не нужно стесняться своевременно обращаться к их помощи.

Служба поддержки ментального здоровья при вузах может внедрить консультирование по принципу «равный — равному» (peer-counselling), когда студенты, преодолевшие трудные жизненные ситуации, в том числе суицидальные настроения, могли бы анонимно консультировать учащихся, оказавшихся в уязвимом положении.

Следует переходить от индивидуального к социальному подходу к проблеме ментального здоровья, когда все — и психологи, и преподаватели, и студенты — чувствуют свою причастность к психическому здоровью отдельных учащихся. Наше равнодушие к эмоциональному состоянию окружающих, упор системы образования на жесткие воспитательные меры вдобавок к игнорированию молодыми людьми потенциальной помощи от штатного психолога могут часто оборачиваться нежелательным исходом.

Наконец, необходимо направить усилия на поиск факторов риска в окружающей среде, которые могут стать причиной физического и морального насилия, а также социально-экономического давления на учащихся, что заставляет их входить в группу риска.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.