Консультант и аналитик Карен Срапионов, партнер инвестиционной компании Avesta Investment Group, — о проблемах привлечения иностранных инвестиций и контроля капитала в Узбекистане.

Недавнее выступление главы Центрального банка Узбекистана на VIII Конгрессе финансистов Казахстана (PDF), а также его отдельные комментарии вселяют уверенность в необратимости позитивных реформ, происходящих в экономике страны и в финансовом секторе в частности. Особенно хотелось бы остановиться на вопросе контроля операций по счету движения капитала, который, не только по моему мнению, является важнейшей проблемой развития рынка капитала и привлечения прямых иностранных инвестиций в Узбекистан.

Мамаризо Нурмуратов отметил: «Касательно движения капитала, мы над этим вопросом думаем и работаем. К концу следующего года мы этот вопрос вынесем на решение правительства и парламента». Очень важно, что ЦБ признает наличие данной проблемы и она находится «на столе» у руководства банка. Безусловно, ЦБ обладает намного более глубоким пониманием положения дел в отрасли и, возможно, отмечает дополнительные риски от указанных мер.

При этом в части развития рынка ценных бумаг отмеченные сроки — конец 2019 года только для рассмотрения вопроса, т. е. реальное решение может быть принято в лучшем случае в первой половине 2020 года, вызывают много вопросов как с точки зрения скорейшего приведения в соответствие реальной ситуации и законодательства, так и с точки зрения практического применения данных норм для нужд инвесторов.

С точки зрения действующего законодательства гарантии репатриации как доходов, так и самих инвестиций четко закреплены еще с 1996 года (пункт 3 приложения к УП-1467 от 31.05.1996, который на сегодня утратил силу), и на данный момент имеются следующие нормативные положения:

  1. Согласно приложению 2 к ПКМ-294 от 10.07.2001 (Положение «О порядке проведения операций по покупке и продаже иностранной валюты на внебиржевом валютном рынке»), в частности, пункту «ж», ст. 2, «На внебиржевом валютном рынке осуществляется покупка иностранной валюты для репатриации прибыли, дивидендов и других доходов иностранных инвесторов». Состав документов и процесс конвертации прибыли в целях репатриации регулируется ст. 35 данного документа;

  2. В абзаце 5 ст. 10 закона «Об инвестиционной деятельности» установлено, что «иностранный инвестор в соответствии с принципами международного права и законодательством Республики Узбекистан имеет право самостоятельно и свободно распоряжаться доходом (включая его беспрепятственную репатриацию), полученным в результате инвестиционной деятельности, после уплаты налогов и других обязательных платежей».

  3. Согласно ст. 7−8 закона «О валютном регулировании», установлено разграничение по счетам текущих операций и движения капитала;

  4. В ст. 7 закона «О валютном регулировании» указано: «Текущие международные операции и связанные с ними покупка или продажа иностранной валюты осуществляются без ограничений».

  5. Узбекистан с 15.10.2003 принял обязательства по пункту 2(а) Статьи VIII Соглашения МВФ, которые гарантируют свободу конвертации операций по текущему счету;

  6. В ст. 8 закона «О валютном регулировании» указано: «Привлечение в Республику Узбекистан прямых иностранных инвестиций и их репатриация, а также реализация прав, приобретенных в связи с осуществлением прямых иностранных инвестиций, осуществляются без ограничений».

  7. Согласно пункту 30 приложения 1 к ПП-3852 от 13.07.2018, с 1 августа 2018 года должны быть реализованы следующие возможности:
    а) иностранные инвесторы — юридические лица вправе открывать счета в банках Узбекистана для покупки и продажи акций на биржевых торгах и для покупки и продажи иностранной валюты;
    б) инвестиционные посредники имеют право подавать заявки в банк на покупку и продажу иностранной валюты от имени иностранного клиента.

Как видно, действующее законодательство более чем полностью гарантирует возврат всех типов инвестиций и доходов от них. Однако на практике возникают значительные проблемы с операциями по счету движения капитала.

Эти проблемы являются ключевым препятствием для притока любых типов инвестиций в страну. На данный момент лишь небольшая часть инвесторов готова войти на наш рынок и ожидать изменений в законодательстве. Но большая их часть ждет реальных изменений, а пока вкладывает свои средства в такие страны, как Россия, Казахстан, Грузия, Вьетнам, Камбоджа, Бангладеш и т. д. (Все эти проблемы ранее уже поднимались и обсуждались в «Газете.uz»).

На VIII Конгрессе финансистов Казахстана глава ЦБ Узбекистана Нурмуратов также отметил необходимость использования банками альтернативных источников финансирования, в т. ч. путем выпуска долговых финансовых инструментов («…на практике лишало банки стимулов к поиску альтернативных источников фондирования, в том числе через выпуск разных видов долговых инструментов»). Действительно, выпуск и размещение долговых инструментов, в частности, корпоративных облигаций, безусловно, является эффективным инструментом перераспределения ресурсов в экономике, привлечения средств от населения в банковскую систему.

Однако без привлечения иностранных инвестиций это лишь перераспределение ресурсов внутри финансовой системы Узбекистана, но не привлечение «новых» денег в страну. А ведь иностранный инвестор не будет заинтересован в покупке облигаций местных банков, если ему будет гарантирован возврат только лишь его купонных платежей, а основная стоимость вложения останется замороженной в сумах после погашения облигаций.

На 2019−2020 годы запланированы IPO/SPO нескольких компаний, в т. ч.АО «УзРТСБ», успешность которых напрямую зависит от наличия высокого спроса на акции этих компаний среди инвесторов. К примеру, на прошедшем в апреле первом IPO АО «Кварц» было размещено только 54% от предлагаемых акций по минимальной цене, что сложно считать успехом. А ведь компания через несколько месяцев выплатила дивиденды в размере около 30% от цены размещения, и цены на эти акции выросли еще на 70−75% — очевидно, что 100% доходность таких акций за несколько месяцев могла бы привлечь намного больше инвесторов, согласных и на меньшую доходность в размере 20−30%, что позволило бы поднять цену размещения в 3−5 раз. Очевидно, что привлечение на фондовый рынок иностранных инвесторов позволит существенно повысить эффективность IPO/SPO. Однако сложно проводить маркетинг таких предложений, если инвесторы не уверены в гарантиях возврата своих инвестиций.

Таким образом, в интересах развития фондового рынка и рынка ценных бумаг в целом реализация безусловной гарантий репатриации прибыли по счету движения капитала является первоочередной мерой и требует скорейшего решения. Существенных рисков валютному рынку данные меры не несут, поскольку доля нерезидентов в капитале акционерных обществ страны по разным данным не превышает 2%.

На волне интереса к нашей стране и при реальной гарантии беспрепятственного движения капиталов, можно ожидать существенно большего притока внешних инвестиций на наш рынок капиталов, нежели выхода инвесторов с него.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.