Член экспертного совета «Буюк келажак», научный исследователь Гарвардской школы бизнеса, магистр экономики Ботир Кобилов анализирует охват населения Узбекистана в возрасте 20−24 лет высшим образованием и обосновывает необходимость значительного расширения доступа к нему.

Достаточен ли охват высшим образованием

Согласно данным Министерства высшего и среднего специального образования, в Узбекистане в настоящее время функционируют 58 вузов, включая 20 университетов, 36 институтов, 2 академии и 14 их филиалов в регионах. В это число не входят 7 вузов, созданных совместно с зарубежными высшими образовательными учреждениями (из Великобритании, Италии, Сингапура, Южной Кореи, России).

На графике ниже, составленном по данным Минвуза, желтая линия показывает квоту приема во все государственные вузы с 1996 по 2017 год, красная — количество абитуриентов, сдавших документы в этот период.


График 1. Динамика роста квотируемых мест и числа абитуриентов. Источник: Минвуз.

Бросается в глаза стремительный рост числа не поступивших абитуриентов в государственные вузы. Разрыв увеличивается с каждым годом. Самое тревожное — то, что большое число не поступивших ежегодно добавляются к быстро растущему слою населению в возрасте 18−24 лет.

Квоты для дополнительного приема устанавливаются исходя из потенциала вуза и направлений образования. Но количество дополнительных мест совсем невелико. В 2016/2017 учебном году в вузы, включая филиалы зарубежных вузов, принято около 61,2 тысячи студентов. 663,3 тысячи абитуриентов из 729,9 тысячи не поступили в государственные вузы в 2017 году! Процент поступивших находится на историческом минимуме.

Год

Абитуриенты

Квота

Разница

% поступления

1996

106000

49016

56984

46,2%

1997

123494

44825

78669

36,3%

1998

148481

35648

112833

24%

1999

193970

35350

158620

18,2%

2000

214098

31568

182530

14,7%

2001

274631

36044

238587

13,1%

2002

236920

39765

197155

16,8%

2003

238727

45468

193259

19%

2004

256847

52758

204089

20,5%

2005

286943

57485

229458

20%

2006

329478

60729

268749

18,4%

2007

363669

73195

290474

20,1%

2008

361372

82918

278454

22,9%

2009

350954

66556

284398

19%

2010

385700

56607

329093

14,7%

2011

418724

56607

362117

13,5%

2012

432110

56374

375736

13%

2013

480540

56607

423933

11,8%

2014

543244

57907

485337

10,7%

2015

605800

57907

547893

9,6%

2016

663298

57907

605391

8,7%

2017

729947

66586

663361

9,1%

Таблица 1. Ежегодная статистика абитуриентов и квот. Источник: Минвуз.

Как обстоят дела в других странах? Для сравнительного анализа по странам мира будем ссылаться на индикатор ЮНЕСКО — Gross Entry Ratio to First Tertiary Programmes, 2015 год. В нем учитывается Международная стандартная классификация образования (МСКО) шестого и седьмого уровня (бакалавриат и магистратура). Индикатор рассчитывает долю студентов, которые поступили в вузы в 2015 году, к общей численности населения возраста, соответствующего уровню образования. Этот индикатор также используется как показатель доступности высшего образования населению страны.

Страна

% поступления

Сербия*

97,4

Новая Зеландия

95,6

Турция**

92,3

Чили**

87,9

Швейцария

86,9

Дания**

85,4

Беларусь

84,4

Россия

84,2

Япония**

81,1

Казахстан*

69,2

США

50,9

Афганистан**

15

Ангола

10,1

Бурунди**

10

Узбекистан

9,6

Буркина-Фасо

9,1

Мадагаскар

7,7

Мозамбик*

6,6

Мавритания

6

Эритрея

3,6

Таблица 2. Процент поступивших студентов от населения возрастной категории, соответствующей времени обучения в вузе, в 2015 году (* — 2016 год, ** — 2014 год). Источник: ЮНЕСКО.

Таблица 2 показывает, что в Узбекистане всего 9,6% от количества населения, относящегося к возрастной категории потенциальных абитуриентов, поступили в вузы в 2015 году. Это почти совпадает со значением в таблице 1, хотя показатели эти различны. Первый показатель — это процент поступивших от числа всех абитуриентов, второй — процент поступивших от количества населения, относящегося к возрастной категории потенциальных абитуриентов.

Для сравнения количества людей с высшим образованием по странам используем данные ЮНЕСКО по совокупным долям учащихся в высшем образовании — Gross Enrolment Ratio to Tertiary Education. Этот показатель рассчитывается как отношение общего числа всех учащихся вузов (зачисленных в вузы), вне зависимости от их возраста, к общей численности населения возраста, соответствующего уровню образования. Высшее образование в этом контексте включает в себя все виды постшкольного образования, в том числе обучение в колледжах и университетах. Для Узбекистана ЮНЕСКО считает эту категорию в диапазоне 19−23 лет.


Таблица 3. Валовый коэффициент охвата высшего образования. Источники: Всемирный банк, ЮНЕСКО.

Отметим, что, например, в Австралии эта цифра больше 100%, благодаря большому числу иностранных студентов. В итоге количество студентов превышает население Австралии той возрастной категории.

Согласно таблице 3, в 2015 году в Узбекистане около 8,2% населения в категории 19−23 лет обучались в вузах. Это на одном уровне с категорией бедных стран с крупной задолженностью, в 4 раза ниже, чем в среднем по миру, в 5 раз ниже, чем в Казахстане, в 8 раз ниже, чем в Монголии… К 2017 году этот показатель увеличился лишь до 9,1%.

Посмотрим на возрастную структуру постоянного населения Узбекистана. В конце 2016 года количество населения в категории 20−24 лет составило 3,18 миллиона человек, 8,4% от этого числа составляет около 267 тысяч человек. Остальные 2,91 миллиона человек не были вовлечены в высшее образование. Несмотря на то, что Госкомстат использует категорию 20−24 лет, а ЮНЕСКО — 19−23 лет, предположим, что число 19-летних и 24-летних отличается незначительно.

Чем заняты не охваченные высшим образованием

Очевидно, что предложение совсем не соответствует спросу. Так как доступность образования очень низкая, то первое, что приходит на ум потенциальному абитуриенту, — обучаться за рубежом. Посмотрим, в каких странах присутствует наибольшее количество студентов из Узбекистана, используя данные ЮНЕСКО.

Страна

2011

2012

2013

2014

2015

Россия

11343

10096

-

12783

16162

Казахстан

2910

2898

3049

4969

3529

Украина

-

-

-

2072

2061

Германия

-

-

789

786

727

Южная Корея

384

376

411

475

700

Малайзия

-

-

-

787

671

Латвия

50

96

190

366

625

Кыргызстан

4122

1544

1219

1142

620

Турция

159

210

251

371

556

США

549

471

426

440

481

Япония

213

198

202

214

260

Великобритания

171

139

129

173

205

Италия

93

90

78

155

170

Всего

22132

17877

8243

26070

27918

Таблица 4. Количество студентов из Узбекистана, обучающихся в других странах. Источник: ЮНЕСКО.

Более половины всех студентов, которые обучались за границей в период с 2011 по 2015 год, выбрали Россию. Казахстан и Украина замыкают тройку лидеров. Стоит отметить, что в этих странах обучение ведется в основном на русском языке, и знание других языков не требуется. Стоимость обучения в этих странах намного ниже, чем в странах дальнего зарубежья, а возможности совмещения учебы с работой шире, чем, скажем, в США, Германии или Великобритании.

Определенная часть молодежи, которая не получила возможность поступить в вузы Узбекистана, отправляется на заработки в страны ближнего зарубежья. Нет возможности посмотреть на статистику по возрастной разбивке всех исходящих трудовых мигрантов из Узбекистана в Россию, но можно с уверенностью сказать: молодежь в возрасте 18−24 лет составляет довольно большую часть. Приведем данные статистических служб России и Узбекистана по миграции.

Год

Из Узбекистана

В Россию

%

1997

195001

39620

20,3%

1998

193274

41800

21,6%

1999

224656

41615

18,5%

2000

212472

40810

19,2%

2001

229603

24973

10,9%

2002

236127

24951

10,6%

2003

232707

21457

9,2%

2004

243490

14948

6,1%

2005

246386

30436

12,4%

2006

209227

37126

17,7%

2007

214310

52802

24,6%

2008

195836

43518

22,2%

2009

187710

42539

22,7%

2010

183858

24100

13,1%

2011

184149

64493

35%

2012

210653

87902

41,7%

2013

189650

118130

62,3%

2014

183916

131275

71,4%

2015

168579

74242

44%

2016

167796

60977

36,3%

Таблица 5. Число уехавших по годам. Источник: для Узбекистана — Госкомстат, для России — Росстат.

В 2014 году 71% всех уехавших из Узбекистана направились в Россию, в 2015 году — 44%, в 2016 году — 36%. Определение слова «уехавших» не совсем понятно: включает ли оно только уехавшие на ПМЖ или также другие категории. Однако краткосрочный тренд подтверждает — несмотря на то, что ежегодное число уехавших из Узбекистана остается стабильным, количество исходящих мигрантов в Россию в последнее время снижается.

Согласно данным по трудоустройству, уровень безработицы в Узбекистане в последние годы находился около естественного уровня безработицы на отметке около 5%. Судя по всему, не получившие образование молодые люди не остались «на улице» и включены в трудовые ресурсы.

Что мешает расширить охват высшим образованием

Год назад была утверждена программа комплексного развития системы высшего образования на 2017−2021 годы с объемом финансовых средств порядка 1,7 трлн сумов. Предусмотрено увеличение квоты приема в вузы на 18% к 2021 году. То есть с сегодняшних 66 тысяч примерно до 78 тысяч. На фоне роста количества не поступающих абитуриентов с каждым годом необходимо принимать более масштабные меры.

Основные препятствия для увеличения числа учащихся в государственных университетах — это пространство и преподаватели. Увеличение пространства требует новых зданий, нового строительства, реконструкции и модернизации инфраструктуры. Эти расходы отражаются в данных Госкомстата среди инвестиций в основной капитал по видам экономической деятельности.

В первых трех кварталах 2016 и 2017 года объем инвестиций в основной капитал сферы образования составлял наименьшую долю всех инвестиций — чуть больше, чем в здравоохранении. Если объем общих инвестиций за три квартала 2016 и 2017 года составлял 39,5 трлн сумов и 34,4 трлн сумов соответственно, то сумма потраченных средств на образование составляла 997,5 млрд сумов и 869,7 млрд сумов соответственно. Это в 15 раз меньше, чем средства, потраченные в горнодобывающей и обрабатывающей промышленности.

Узбекистан давно отказался от плановой экономики, но в системе образования до сих пор практикуются квоты и неэффективные методы планирования.

Нет конкуренции среди вузов. В развитых странах университеты конкурируют между собой, чтобы привлечь талантливого студента. В Узбекистане абитуриент имеет право сдачи документов только в один государственный вуз, и процесс отбора в эти вузы оставляет желать лучшего. Применение стандартизированных тестов, как, например, SAT в США, который определяет потенциал абитуриентов для колледжей и университетов, могло бы унифицировать оценку знаний всех абитуриентов разных направлений и сменить текущую систему.

Вузы не заинтересованы в дальнейшей судьбе выпускника. Цель вуза должна состоять в том, чтобы каждый студент получал достойное образование, навыки, знания, необходимые для дальнейшего развития и трудоустройства. Следовательно, качество трудоустройства выпускника должен быть показателем эффективности того или иного университета. Как сложилась жизнь студента, смог ли он найти работу по своей специальности, применяет ли знания, полученные в вузе, в своей деятельности? Вот вопросы, на которые должны искать ответы вузы. Практически невозможно получить статистику о трудоустройстве выпускников каждого вуза по сферам, секторам экономики. В развитых странах одним из главных индикаторов, на которые студенты обращают внимание при выборе университета и программ, является статистика размещения выпускников. Данные о том, как быстро находят выпускники работу, где именно они работают, являются важным показателем качества выпускников.

Какова вероятность того, что выпускник вуза получит звонок, электронное сообщение от своей альма-матер в течение шести месяцев, года, пяти лет после выпуска? Практически нулевая.

Между тем, поддержание связи с выпускниками является чрезмерно важным элементом операционной деятельности вуза, потому что нет лучших послов для университета, чем его выпускники! К сожалению, наши вузы работают с краткосрочными целями и заинтересованы в студенте только в период обучения. Это вытекает из того, что нет конкуренции среди вузов.

Не налажены система обратной связи со студентами и сеть выпускников после выпуска из вуза. У талантливых и успешных выпускников, вероятно, будет богатый опыт и навыки, которыми можно поделиться при общении с нынешними студентами своих вузов. В некоторых случаях это может пойти еще дальше, когда выпускники будут предлагать практическую поддержку студентам, нанимая и помогая им начать свою карьеру. Создание привлекательной сети выпускников для вуза выгодно, потому что успешные выпускники гораздо более склонны «вернуть долг» своему университету, знаниями и даже финансами. Это объясняется тем, что свою успешность они связывают с образованием и поддержкой альма-матер. В развитых странах, если учебное заведение частное, то основное финансирование приходится на инвесторов на ранней стадии, а позже на доноров в лице выпускников, которые образуют благотворительный фонд (endowment fund). Например, выпускник Гарварда Джон Полсон сделал самый большой денежный подарок в истории университета, в размере 400 млн долларов США, для поддержки школы инженерных и прикладных наук. Благодаря таким фондам и, самое главное, заинтересованности вуза в обеспечении доступа к образованию для талантливых абитуриентов, у которых нет возможности оплатить контракт, тысячи абитуриентов получают возможность обучения. В число их, бесспорно, входят и студенты из Узбекистана из таблицы 4. Автор, некоторое время назад поступивший в несколько университетов, должен был сделать выбор, т. к. университеты предлагали покрыть значительную часть расходов, и в итоге смог получить образование в Университете Дьюка благодаря академической стипендии (она покрыла 80% расходов на обучение) и поддержке благотворительного фонда.

Альтернативные решения

Поскольку в Узбекистане возникла проблема несоответствия спроса и предложения на услуги высшего образования, появление частных, негосударственных вузов помогло бы сделать высшее образование более доступным для всех. В данное время государство является главным «поставщиком» высшего образования в стране, и нет ни одного частного высшего учебного заведения. Для сравнения, в 2010 году треть всех студентов в мире обучались в частных вузах.

Участие государства в сфере частного высшего образования должно заключаться в правовом регулировании их деятельности, аккредитации и выдаче лицензий на право ведения деятельности. Поэтому нельзя сказать, что частные вузы будут существовать абсолютно автономно от государства. Преимущества частных вузов заключаются в том, что они больше ориентированы на потребности рынка труда, гибки в плане учебных планов и программ, а также практикуют более творческий подход к обучению. Частные вузы могут обучать по новым специальностям и уделять много внимания и ресурсов научным исследованиям и разработкам. Самое главное, частные вузы смогли бы принять абитуриентов, которые остаются за чертой высшего образования.

В 1991 году при Ташкентском государственном экономическом университете по инициативе Министерства высшего и средне специального образования и американских профессоров из штата Арканзас была организована Международная бизнес-школа «Келажак илми». Будучи единственным негосударственным вузом в Узбекистане, в 1997 году школа представила четырехгодичную программу делового администрирования на основе международных учебных планов — на английском языке, с соблюдением как местных, так и американских стандартов.

Студентам, в зависимости от результатов вступительных тестов и успеваемости во время учебы предоставлялись скидки на обучение от 30% до 100%. Вступительные экзамены проходили в несколько этапов, тем самым абитуриенты, которые не смогли поступить в государственные вузы, получали возможность начать учиться в том же году. Студенты должны были набрать определенное количество кредитов и две стажировки для выпуска. Чтобы трудоустроить каждого студента, в школе существовал карьерный центр, тесно сотрудничавший с компаниями в Узбекистане, что приводило к 100% занятости всех выпускников.

С другой стороны, для получения знаний человеку не обязательно иметь университетский диплом, особенно сейчас, когда технологии так развились, что, например, можно дистанционно получить доступ к материалам практически всех курсов Массачусетского технологического института.

Также не обязательно вкладывать крупные средства в строительство учебных корпусов, лекционных залов и содержание персонала; вместо этого можно систематически обучать молодежь по материалам ведущих мировых университетов и ресурсов на базе частных вузов. Например, проект Coursera, основанный профессором Стэнфордского университета Эндрю Ыном, сотрудничает с университетами, которые ведут в системе курсы по различным отраслям знаний и даже выдают сертификаты.

Другой пример — Khan Academy, основанная выпускником Гарварда и Массачусетского технологического института. Этот институт недавно запустил онлайн-программу MITx MicroMasters, целью которой является дать практические и теоретические знания в разных областях студентам по всему миру, которые не могут позволить себе оплатить контракт или поступить в институт. По окончании программы студенты получат возможность обучения в кампусе вуза и магистерский диплом.

Эти ресурсы, наряду с открытыми ресурсами многих ведущих университетов мира, дают отличную платформу доступа к образованию тем, у кого его нет. Так как в нашей стране ежегодно порядка 600−700 тысяч абитуриентов не поступают в вузы, можно выработать механизм, с помощью которого молодые люди могли бы получить знания и навыки с помощью вышеупомянутых ресурсов. Для этого нужны лишь административное сотрудничество с этими программами и доступ к интернету.

В любой реформе нужно помнить, что центром всего реформирования является человеческий капитал — то есть кадры. Поэтому необходимо кардинально пересмотреть отношение государства и общества к образованию, понять, что лучшие инвестиции — это инвестиции в образование.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции, а также с позицией аффилированных организаций.