«Газета.uz» пересказывает выступления адвокатов по делу Бобомурода Абдуллаева, Хаётхана Насреддинова, Шавката Оллоёрова и Равшана Салаева на заседании в Ташкентском городском суде по уголовным делам 2 мая. Напомним, прокурор запросил для Абдуллаева пять лет лишения свободы и попросил оправдать остальных участников дела, а также переквалифицировать обвинение с части 4 статьи 159 Уголовного кодекса в часть 3 этой же статьи. С заключительными речами выступили адвокаты и трое подсудимых. На заседании 4 мая, когда ожидается оглашение приговора, с последним словом выступит Шавкат Оллоёров.

Сергей Майоров, адвокат Бобомурода Абдуллаева

Сергей Майоров начал выступление с аята 58 суры 4 Корана: «Поистине, Аллах повелевает вам возвращать доверенное (омонат) его владельцам и, когда правите среди людей, править по справедливости. Поистине, как прекрасно увещевает вас этим Аллах! Поистине, Аллах — Всеслышащий, Всевидящий».

Отметив, что он был крещен в православной вере и не намерен заниматься распространением ислама, адвокат продолжил: «В Коране говорится о том, что самые худшие грешники — это отнюдь не те, что не признавали Пророка, а те, кто, при жизни на земле, были лицемерами и лжецами. Худшие грешники — это те, кто, зная правду, не передавали ее по назначению, а незаконно, лицемерно хранили ее у себя. Те, которые, приняв доверенное (омонат), не передали его по назначению, а оставили доверенное у себя».

Защитник объяснил, почему употребил фразу «хранил незаконно». По его словам, правда, слово, информация — это не собственность того, кто ее имеет. Смысл слова «омонат» состоит в том, что у правды, у информации, у слова нет собственника. И обладатель правды, согласно омонат, не может удерживать ее у себя. Он обязан донести правду до народа. А если он оставит ее у себя, не передаст ее по назначению, он и станет тем самым лжецом и лицемером, которых Коран называет наихудшими из грешников — мунофиками, пояснил Майоров.

С 2003 года, в том числе под псевдонимом «Усман Хакназаров», Бобомурод Абдуллаев занимался доведением до народа, до общественности, до мирового сообщества, до власть имущих, до конкретных государственных чиновников правды, которую он не мог оставить себе, он делал то, к чему обязывал его омонат, заявил адвокат.

«Даже в такой традиционно христианской стране — Соединенных Штатах Америки, в Гарвардском университете недалеко от центрального входа в юридический факультет в камне изображена сура из Корана (аят 135 суры Ан-Ниса („Женщины“) о справедливости)», — сказал он далее.

«О те, которые уверовали! Свидетельствуя перед Аллахом, отстаивайте справедливость, если даже свидетельство будет против вас самих, или против родителей, или против близких родственников. Будет ли он богатым или неимущим, Аллах ближе к ним обоим. Не потакайте желаниям, чтобы не отступить от справедливости. Если же вы скривите или уклонитесь, то ведь Аллах ведает о том, что вы совершаете», — процитировал он священную книгу

«Именно пониманием возвращать, передавать по назначению доверенное и пониманием справедливости в том виде, как это написано в Коране, руководствовался и руководствуется подзащитный Бобомурод Абдуллаев», — сказал Сергей Майоров.

«Но не всем нравится правда, которая, как говорится в русской пословице, „глаза колет“. К сожалению, часть тех, кому колола глаза правда „Усмана Хакназарова“, обладая властью, использовали власть для того, чтобы назначить Бобомурода Абдуллаева преступником», — заявил он.

«Деятельность независимого журналиста Бобомурода Абдуллаева, фактически — омонат, была необоснованно квалифицирована как деятельность, направленная на свержение конституционного строя», — сказал Сергей Майоров.

Он подчеркнул, что подсудимый не делал ничего, в чем его обвиняют. Бобомурод Абдуллаев не призывал публично к неконституционному изменению существующего государственного строя; к захвату власти или отстранению от власти законно избранных или назначенных представителей власти; к неконституционному нарушению единства территории Республики Узбекистан; не изготавливал, не хранил с целью распространения и не распространял материалы, направленные на свержение конституционного строя; не участвовал в заговоре с целью захвата власти или свержения конституционного строя Республики Узбекистан.

Наоборот, продолжил Сергей Майоров, подсудимый как истинный патриот свой Родины пытался улучшить, как мог, положение дел в стране.

«Да, он писал о недостатках в обществе. Он, во-первых, информировал общественность о тех фактах, о которых вообще не говорилось в официальных средствах массовой информации. Во-вторых, доводил до общественности, до народа мнения разных людей на те или иные события, факты, которые происходили в Узбекистане. Полагаю, что не требует доказательства тот факт, что до прихода нового президента к власти официальные СМИ недостаточно полно справлялись со своими обязанностями: ряд недостатков в нашей жизни, в жизни нашего общества освещали неполно или не освещали вообще», — отметил защитник.

Он остановился на проекте «Жатва» (так, по версии обвинения, назывался план по государственному перевороту в Узбекистане). С этим документом, заявил Майоров, Бобомурод Абдуллаев впервые познакомился 19 марта 2018 года на свидании с адвокатом в следственном изоляторе. «Впервые, потому что следователь Н. Мухитдинов не дал возможности задержанному ознакомиться с материалами уголовного дела полностью, но подписать протокол об ознакомлении с материалами уголовного дела убедил», — утверждает адвокат.


Сергей Майоров отметил, что эксперты на допросе в суде подтвердили, что Абдуллаев не является автором проекта «Жатва». Кроме того, то, каким образом следователи доказывают причастность подсудимого к проекту «Жатва», свидетельствует о грубом нарушении Уголовно-процессуального кодекса, сказал он.

Адвокат также заметил, что в содержании «Жатвы» говорилось о реализации проекта с 1 сентября 2014 года, хотя в тексте предъявленного Абдуллаеву обвинения указано, что Мухамад Салих «диктовал» ему проект «Жатва» в 2015 году. Напомним, гособвинитель из-за противоречий в параметрах файлов проекта «Жатва» счел это доказательство несостоятельным.

Адвокат обратился к присутствующим: «Давайте предположим фантастическую мысль: Бобомурод Абдуллаев сочинил проект „Жатва“. Тогда возникает вопрос: в Узбекистане есть ответственность за мысли или за мысли, изложенные в компьютерном файле? Такой ответственности нет».

Защитник привел сравнение с романом Джорджа Оруэла «1984». «Он описал ситуацию, когда государство могло осудить, лишить свободы своих граждан за возникшие в их голове мысли. Джордж Оруэл писал об этом и предупреждал человечество о таком сценарии уничтожения свободомыслия. Неужели Джордж Оруэлл для Узбекистана оказался прав? Надеюсь, что нет. Уверен, что нет», — сказал Сергей Майоров.

Далее адвокат назвал фальшивым обвинение в написании 142 статей на сайте «Народного движения Узбекистана» под псевдонимом «Усман Хакназаров», вокруг которого собирались доказательства. Здесь он также указал на несоответствие даты составления протоколов и другие нарушения УПК.

Говоря об экспертизе статей, Майоров отметил, что эксперт О. Питиримова не смогла определить, кто написал ту или иную часть текста статей. «Задаю вопрос, риторический: как можно определить соавторство Салиха и Абдуллаева, если невозможно было определить, какую часть статьи написал Салих, а какую часть — Абдуллаев?» — спросил он.

Сергей Майоров остановился на составителях уголовного дела. «Это Нодир Туракулов. Он арестован за должностные преступления и злоупотребления. Уже поэтому документы, которые он составил, подписал по настоящему уголовному делу, вызывают сомнения в своей чистоте и непредвзятости. Три других составителя уголовного дела: Веселов, Мухитдинов и Якубов себя полностью дискредитировали составлением подложных фальшивых документов и ложными показаниями в суде», — заявил он.

Адвокат сообщил, что согласно статье 23 УПК все сомнения в виновности, если исчерпаны возможности их устранить, должны разрешаться в пользу подсудимого. Также в пользу подсудимого должны разрешаться и сомнения, возникающие при применении закона. Составители дела «продемонстрировали неуважение к суду, к нашей судебной системе в целом», сказал защитник и перечислил эти сомнения.

«Как сильно надо было не уважать суд, чтобы „напичкать“ уголовное дело таким количеством фальшивок, не вычистить дело от явных противоречий, проигнорировать понятные и бесспорные требования закона, безбоязненно оказывать на арестованных и на не арестованных давление, нарушать процессуальные сроки расследования и содержания под стражей. Последний тезис о сроках — это то, что 27 декабря 2017 года следствие по делу не было завершено, и обвиняемым вместе с их адвокатами, конечно, 27 декабря дело в четырех томах в прошитом и пронумерованном виде представлено не было. И то, что якобы подсудимые вместе со своими адвокатами в период с 27 декабря по 6 февраля по графику знакомились с материалами дела — полная чушь и фикция», — заявил Майоров.

По его словам, графики знакомства с делом были составлены «в один присест», а не заполнялись регулярно в течение почти полутора месяцев.

«Так могли поступить только лица, у которых нет стыда и совести и, самое главное, уверенные в своей неуязвимости и безнаказанности. И у них, к сожалению, были основания так думать. Именно об этом, в том числе, и писал в своих критических статьях „Усман Хакназаров“. Я уверен, что времена этих бессовестных, бесчестных людей проходят, и наступают времена настоящих патриотов Узбекистана — таких, как сильный духом свободный журналист Бобомурод Абдуллаев», — сказал Сергей Майоров.

Адвокат предполагает, что «изготовители дела» по своему ложному пониманию считали, что если суд не признает Абдуллаева виновным в заговоре (часть 4 статьи 159 УК), то можно «спокойно применить часть 1». Это свидетельствует о «низкой профессиональной квалификации» и «распространенном способе оказать мощнейшее психологическое незаконное давление» на арестованного.

Кроме того, защитник указал на то, что в диспозиции части 4 ст. 159 УК предусматривает заговор с целью захвата власти «или», а не «и», как указано в обвинении, свержения конституционного строя. «Это два разных действия: заговор, направленный на захват власти, при этом сохраняется конституционный строй, и свержение власти, когда конституционный режим не сохраняется. То есть это взаимоисключающие друг друга позиции. Не понимая этого, они сформулировали обвинение: Абдуллаев организовал заговор для захвата власти И свержения конституционной власти. Союзы „и“ и „или“ меняют юридическую сущность обвинения», — заявил он.

Адвокат в выступлении коснулся и трех других подсудимых. По его словам, «так называемые „подельники“, которым инкриминирована аналогичная статья, постарались ухудшить положение подзащитного, наговорили на него нечто необоснованное, бездоказательное».

«Бобомурод Абдуллаев в отношении них ничего не сказал такого, что могло бы ухудшить их положение как подсудимых. И это не было попыткой Абдуллаева их как-то отвести от ответственности или самому реабилитироваться. Нет, во-первых, никто из них, ни Салаев, ни Оллоёров, ни Насреддинов не совершали преступления, в котором они обвинены. Во-вторых, ситуация, в которую они попали, их подавила, их поломала, их исковеркала. Не все же люди так сильны духом, как силен Бобомурод Абдуллаев. Большинство людей слабы перед невзгодами, а тем более перед такой мощной репрессивной машиной, как СНБ. Да, они слабые духом люди. Но это не значит, что они преступники, пособники», — сказал Сергей Майоров.

Признание судом отсутствия в действиях Салаева, Оллоёрова и Насреддинова состава преступления, предусмотренного частью 4 статьи 159 УК, будет правильным справедливым решением в отношении них, добавил он.

Адвокат попросил полностью оправдать Бобомурода Абдуллаева, постановить в его отношении оправдательный приговор и освободить его из-под стражи. Кроме того, он попросил отменить постановление следователя о выделении части уголовного дела в отношении Мухаммада Салиха и возбуждении уголовного дела в отношении него, постановление следователя о выделении части уголовного дела в отношении неустановленных лиц, которые якобы предоставляли Салаеву и Оллоёрову информацию для публикаций Абдуллаева, а также о возбуждении уголовного дела в отношении неустановленных лиц.

Защитник потребовал возвратить Бобомураду Абдуллаеву все имущество, изъятое у него дома и при личном обыске, и возместить ему материальный и моральный вред за необоснованное пребывание под стражей.

Выступления других адвокатов

Сергей Майоров, Дильшод Джаббаров и Умидбек Давлатов.

Муножат Парпиева, также защищающая интересы Бобомурода Абдуллаева, поддержала своего коллегу и попросила, чтобы суд учел факт, что подсудимый является единственным кормильцем в семье, единственным сыном и имеет трех несовершеннолетних детей.

Мансур Абдураимов, представляющий интересы Равшана Салаева, заявил Сергею Майорову, что ему не стоит оценивать других подсудимых. «Про слабость духа — не вам говорить. И здесь обсуждается не герой Узбекистана», — сказал он.

Адвокат объяснил суду, что у его подзащитного не было никаких мотивов для совершения инкриминируемого ему преступления. «Он уже вполне состоявшая личность, у него не было никаких мотивов. Мы пролистали все четыре тома дела, и нет ни одной буквы, где бы говорилось, что он причастен к написанию указанных статей. Ни одной. Это же кощунство!» — заявил Мансур Абдураимов. Защитник попросил оправдать Равшана Салаева путем его реабилитации.

Второй адвокат Салаева Ирина Музалевская заявила, что ее подзащитный не виновен по части 4 статьи 159 УК. «Во время этих кухонных разговоров с Бобомуродом Абдуллаевым Равшан Салаев не знал, что его используют. Он не вступал с ним в сговор. У него не было никаких мотивов для этого. У него приличная работа, семья, дети, внуки», — отметила она.

По ее словам, уголовное дело, возбужденное в отношение ее подзащитного, незаконно. Она попросила оправдать Равшана Салаева с реабилитацией.

Адвокат Шавката Оллоёрова Дильшод Джаббаров также указал на то, что его подзащитный не знал, с кем имеет дело. Он сообщил о фактах, характеризующие подсудимого с положительной стороны, и просил оправдать его.

Второй адвокат Оллоёрова Тимур Рахматуллаев считает, что подсудимый был несправедливо изолирован от общества, когда мог принести большую пользу в социально-значимых проектах. Он отметил, что подзащитный говорил правду и во время следствия, и во время судебного процесса. Адвокат потребовал оправдать Оллоёрова с реабилитацией, возместить ему материальный и моральный вред за необоснованное пребывание под стражей, а также вернуть ему личные вещи, изъятые в ходе следствия.

Адвокат Хаётхана Насреддинова Умидбек Давлатов отметил, что обвинения, предъявленные его подзащитному, не нашли подтверждение в ходе судебного следствия. То, что подсудимый не является автором статей под псевдонимом «Усман Хакназаров», также было подтверждено по итогам экспертизы. Он просил оправдать Хаётхана Насреддинова и вернуть его вещи.

О выступлениях подсудимых читайте в следующем материале «Газеты.uz».