«Газета.uz» публиковала репортаж о ситуации в столице Каракалпакстана Нукусе, где демонстрации, начавшиеся 1 июля после задержания активиста и продолжившиеся 2 июля, в итоге привели к кровопролитию. Генеральная прокуратура Узбекистана сообщила, что по предварительным данным погибло 18 человек, 243 получили ранения, включая 38 сотрудников правоохранительных органов, около 100 человек на утро 4 июля оставались в больнице.

Корреспондент «Газеты.uz», бывший в Нукусе 3 июля, посетил Каракалпакский филиал Республиканского научно-практического центра судебно-медицинской экспертизы. Люди, ищущие своих пропавших близких, приезжают сюда после посещения отделов внутренних дел и больниц в надежде, что их родных нет в списках погибших.

«Сейчас лучше не трогай людей»

Примерно в 13:20 у здания центра было около 25 человек, они по очереди подходили к окошку и сообщали данные о своих близких, пропавших без вести за последние дни. Люди постоянно менялись — после передачи данных они уезжали искать родных дальше, вместо них приезжали другие.

Сотрудник центра делал снимок фотографий на паспортах, записывал отличительные знаки пропавших. «Чёрные шорты, белая футболка», — сказал подошедший к нему мужчина. Спустя минуту он вернулся и добавил, что на футболе написано «TIP».

Когда корреспондент попытался взять комментарий у одного из присутствующих, он сказал, что что для интервью надо было приезжать раньше.

«Никто не приехал, никто ничего не сообщил людям. Зачем после пожара брать интервью? Как вы хотите помочь нам? Сможете воскресить погибших там?» — сказал он и отошёл в сторону.

Ещё один мужчина посоветовал: «Сейчас народ зол. Нельзя здесь сейчас стоять. Ты хочешь взять интервью, а надо было вчера… Лучше тебе уйти, а то могут и напасть на тебя. Сейчас лучше не трогать народ», — сказал он.

Журналисту удалось поговорить с жителем Нукуса Заифом Мурадом, который искал в морге младшего брата. Он вечером 2 июля вышел из дома и не вернулся. Мужчина с родными пытались получить информацию в УКД ОВД Нукуса и разных больницах, но не смогли его найти.

«Мы надеемся, что здесь его нет. Я про себя думаю, что он просто изменил имя и фамилию и уехал куда-то», — сказал он.

2 июля президент Шавкат Мирзиёев, прибывший в Нукус, заявил, что статьи Конституции Узбекистана о суверенном статусе Каракалпакстана, вызвавшие недовольство жителей республики, не будут меняться.

Мужчина заявил, что узнал об отказе от поправок в Конституцию только утром по радио. По его словам, вечером включали интернет менее чем на 10 минут, но не все успели им воспользоваться и прочитать новости.

«Газете.uz» не удалось получить данные о числе погибших, находившихся в центре судмедэкспертизы. Там сказали, что надо обратиться в прокуратуру. В пресс-службе Министерства здравоохранения Каракалпакстана также не предоставили данные, отметив, что этим занимается специальный штаб, где собирается вся информация. На замечание журналиста, что данные для штаба формирует сам Минздрав, сотрудник пресс-службы ответил, что информация может обновляться, поэтому обращаться всё-таки нужно в штаб.

Инцидент у изолятора


По обращению жителей корреспондент «Газеты.uz» направился на окраину города в махаллю «Кос Кол-4», где находится следственный изолятор. Заявители утверждали, что большую часть задержанных содержат именно там.

На месте была большая группа людей — около 50−60 человек, стоявших напротив административного здания. У некоторых женщин на руках были дети. Объект охраняли сотрудники ОВД в шлемах, бронежилетах, со щитами и дубинками. Позади было видно сотрудников в чёрной форме с автоматами, а также спецтехнику. На дороге перед зданием лежали остатки горевших покрышек.

Спустя некоторое время между сотрудниками и одним из мужчин произошёл конфликт. Что стало причиной, неясно. Житель громко что-то кричал. Женщина, стоявшая рядом с журналистом в 15 метрах, тихо говорила ему, чтобы он ушёл, иначе его могут задержать.

В итоге один из сотрудников использовал светошумовую гранату. Люди разбежались в стороны, а правоохранители задержали мужчину, который сел в «Жигули» и пытался уехать.

Задержание мужчины.

Калбике Перниязова, голову и лицо которой покрывает платок, приходит к зданию второй день, хотя полностью не уверена, что её супруг Ахмед Джамгирниязов находится там. По её словам, разные сотрудники то подтверждают, то опровергают его местонахождение в «Кос Кол-4».

Жительница рассказала, что её муж работает учителем в школе и в свободное время подрабатывает подсобным рабочим. 1 июля он задержался на работе на одном объекте, где клеил обои. Калбике Перниязова в тот момент знала о митинге и переживала за супруга. В последний раз они говорили примерно в 22:00—23:00.

«Он сказал, что уже выходит с работы и собирается домой… У него не было цели участвовать в митинге. У него и так грыжа спины, он не может много ходить. Надеялась, что к утру он придёт, но с тех пор его нет. Я объездила все части (СИЗО — ред.), отделы. Это последняя часть. Кто-то говорит, что он здесь, другой говорит, что его здесь нет. Мы записываем фамилии и имена пропавших близких в список», — сообщила она.

2 июля Калбике Перниязова пыталась позвонить в городской ОВД по номеру 102, но никто не ответил. По её словам, ещё в субботу в «Кос Кол-4» родственникам обещали выпустить задержанных, но к обеду воскресенья они всё ещё ждали их на улице.

Она переживает за здоровье супруга, поскольку «2 июля погибли такие же ребята, как ты, я увидела, как умерли молодые ребята», сказала она корреспонденту.

Днём 4 июля Калбике Перниязова сообщила «Газете.uz», что узнала о местонахождении мужа — его содержат в ГОВД Нукуса.

Она также рассказала, что среди задержанных есть женщина, у которой грудной ребёнок. Она вышла в магазин за подгузниками и не пришла. Её ребёнка привозят родственники, чтобы покормить.

Другая жительница Нукуса Калбике Джуманова рассказала, что её супруга Макседбая Калмурзаева задержали 1 июля и держат в этом СИЗО. В прошлом он был сотрудником органов внутренних дел, на сегодняшний день работает охранником на строительном объекте рядом с Жокаргы Кенесом Каракалпакстана.

«Я не знаю, как его задержали. Утром позвонили с работы и сказали, что его нет на работе», — отметила она.

Женщина утверждает, что супруг не поддерживал протесты и просил её, чтобы сыновья и другие родственники оставались дома.

«Он каждый день с нами общался в 21:30. Спрашивал, дома ли дети, и просил, чтобы никто не выходил на улицу, поскольку на улице беспорядки. Потом связь с ним потерялась. У него не было цели участвовать в митинге. Он даже просил, чтобы сыновья были дома», — сказала Калбике Джуманова.

Женщина повторила слова Калбике Перниязовой о том, что правоохранительные органы обещали 3 июля выпустить 50 человек.

«Мы не знаем, питаются они или нет, били их или нет. Нам не показывают их», — заявила она.

Калбике Джуманова сообщила, что недавно прошла лечение, и врачи просили её не выходить на солнце два дня, но ей пришлось нарушить это требование из-за задержания мужа.

«В Каракалпакстане живут также узбеки, казахи, русские, корейцы. Мы дружно живём. У нас нет ссор. Мы уважаем их. Мы не хотим войны, нам нужен мир. Только из-за статей (поправок в Конституцию — ред.) ребята вышли… Наше (республики — ред.) руководство виновато», — сказала она.

Ещё одна жительница Нукуса также выразила недовольство депутатами Каракалпакстана, которые не встречались с населением, чтобы обсудить с ними предложенные поправки.

«Они должны прийти и объяснить нам. Почему мы их избираем? Где депутаты, сенаторы, люди Жокаргы Кенеса? Мы не обвиняем президента, ему спасибо», — сказала она.

Женщина рассказала, что её сына, 18-летнего студента, задержали во дворе дома, где он сидел с друзьями.

«Он поступил в этом году, недавно сдал экзамены. Он говорит: „Мама, пересдачи не было, я прошёл!“ Другие берут в долг, чтобы оплатить контракт. Он сам сдал все экзамены», — сказала она в слезах.

Она переживает, что её сына могут запугать и оказать давление. Женщина привела в пример случай во время протестов в Казахстане, где музыканта из Кыргызстана выдали за погромщика. Известного музыканта Викрама Рузахунова на телевидении Казахстана назвали безработным участником погромов в Алматы, за что получил 90 тысяч тенге (около 200 долларов).

«Его ведь могут заставить „признаться“, что он якобы участвовал в митинге за 200 долларов, как тот музыкант. Я боюсь, что его могут так запугать. Мы не знаем, что происходит внутри», — заявила женщина.

Жительница Ходжейли Гульназ Ережепова по телефону сообщила «Газете.uz», что её 31-летний супруг Ислом Камолиддинович Калыличев после обеда 1 июля отправился в Нукус на рынок. Он не взял с собой телефон, забыв его дома. С тех пор женщина не может найти его.