Фото: Арсений Котов
Советский модернизм Узбекистана
Взгляд фотографа Арсения Котова
Российский фотограф Арсений Котов на протяжении 10 лет путешествует по городам бывшего Советского Союза в поисках новых ракурсов на архитектуру советского модернизма. «Газета.uz» спросила его о поездке в Узбекистан и особенностях этого жанра в Центральной Азии.
Российский фотограф Арсений Котов на протяжении 10 лет путешествует по городам бывшего Советского Союза в поисках новых ракурсов на архитектуру советского модернизма. «Газета.uz» спросила его о поездке в Узбекистан и особенностях этого жанра в Центральной Азии.
«Я на юге России, еду вдоль Азовского моря в Таганрог», — голос Арсения Котова доносится до Ташкента прерывисто, сквозь помехи.

Арсений родился и живёт в Самаре, но большую часть времени проводит в путешествиях по странам постсоветского пространства и Европы в поисках нового взгляда на архитектуру советского модернизма, памятники которого раскинулись на гигантской территории. В планах на июнь — Таганрог, Ростов, Волгодонск, Элиста, Волгоград, Саратов, Балаково.

Арсений занимается фотографией около 10 лет — это основная деятельность его души, на которой временами удаётся зарабатывать. Занятие он освоил самостоятельно. Поначалу вдохновлялся классиками советской и современной фотографии, для которых архитектура была центральным жанром, пытался кому-то подражать в поисках собственного почерка. В начале пути попытки копировать мастеров были для него важны, но со временем потребность исчерпала себя — глаз научился видеть тот самый ракурс, ту самую композицию.

Все фотографии кликабельные. Нажмите на изображение, чтобы увидеть описание.

За декаду фототворчества Арсений Котов посетил все страны бывшего Советского Союза и Варшавского договора, за исключением Туркменистана, куда фотограф пытался попасть лишь раз. После изнурительной бумажной волокиты в визе ему отказали. Бюрократия, по словам Котова, — знак того, что страна не ждёт ни его, ни проникновенных фотографий сохранившегося на её территории модернизма в книгах, выпущенных под его именем.
реклама
реклама
Помимо архитектуры, Арсений видит в объективе уличные зарисовки, но старается захватить интересный второй план. Так кадр становится сложным, фактурным.
Ангрен в октябре 2018 года.

«В тот вечер я заночевал на крыше заброшенного 9-этажного дома. Погода была нормальной, только ветрено».
«Мне нравится смотреть на творения рук человеческих и природные достопримечательности, — рассказывает фотограф о своем увлечении архитектурой. — Всегда интересно, что люди строили, чем они жили, какие идеи хотели воплотить. Архитектура — это то, что дожило до наших дней из прошлого. Она повествует историю недавнего времени».
Вычислительный центр Минфина УзССР, ныне Здание управления Государственной акционерной железнодорожной компании «Узбекистон Темир Йуллари.
Монумент в Янгибазаре Ташкентской области
Институт «Физика-Солнце»
Летняя площадка дворца «Туркистон»
Особого романтизма в выборе советского модернизма как центрального героя своего творчества, по словам Арсения Котова, нет. Это безусловно красивый жанр, с которым художнику нравится работать, изучать его. Однако для человека, чей образ жизни неразрывно связан с путешествиями и фотографией, модернизм стал инструментом, который позволяет целенаправленно прокладывать маршруты на карте огромной части Евразийского континента, где благодаря распространенности русского языка, близости культур и схожести городской застройки он чувствует себя дома.
Самарканд
Самарканд
Между Самаркандом и Бухарой
Бухара
Ташкент
Между Худжандом и Самаркандом
Навои
Самарканд
«Модернизма больше всего сохранилось до наших дней, и он сохранился в достаточно нетронутом виде. Дореволюционные и более ранние царские строения уже в очень плохом состоянии. Они много раз переделывались. Мы видим, можно сказать, просто наслоение эпох: постоянные реконструкции и реновации убивали облик зданий. А советский модернизм сохранился».
реклама
реклама
Перед очередной поездкой Арсений изучает город: почему он был построен? какой была его история? современный он или старый? Памятники модернизма просматривает на фотографиях, панорамах городов в онлайн-картах. Сведения об особенностях строений находит в советских книгах и журналах.

В Узбекистане фотограф впервые оказался в 2017 году. Поход на крупнейший ледник Памира — ледник Федченко — завершился мимолетным визитом в нашу страну. Стоял месяц август, жарило южное солнце, и спустя всего несколько дней Арсений уехал с твёрдым намерением вернуться.
Своё желание он исполнил уже в октябре следующего года. По традиции останавливался у местных жителей через гостевой онлайн-сервис каучсёрфинг (члены сети предоставляют друг другу помощь и ночлег во время путешествий).

«Я стараюсь путешествовать с минимальным бюджетом, поэтому использую каучсёрфинг или прошу подписчиков вписать у себя. Местные жители часто помогают знакомиться с городом, показывают его. И погостить у кого-то дома всегда приятнее, чем в гостинице», — отмечает он.
В марте 2022 года Арсений Котов посетил Узбекистан в третий раз. Он возглавил туристическую группу, которая колесила по Таджикистану и Узбекистану в поисках советского модернизма. Это был второй подобный опыт в жизни фотографа. Первый тур с охотниками за архитектурой модернизма был посвящен памятникам Армении. Обе поездки Арсению Котову удалось коммерциализировать.

В Узбекистан туристы попали из Худжанда. Маршрут прокладывали через небольшие населённые пункты, где монументальному искусству и модернизму тоже находили применение. В отличие от столицы, экземпляры глубинки мало кому известны: стоят нетронутые и заброшенные в маленьких городках, не модернизируются, не сносятся, а ветшают. Туристы перемещались на автомобиле с местным водителем, жили в отелях.
Самарканд в октябре 2018 года
Первым крупным городом на пути группы стал Самарканд. Затем туристы отправились в Бухару, оттуда в Ташкент — самоцвет советского модернизма на карте Центральной Азии.

«Ташкент — крупнейший город Центральной Азии, и он был наиболее развит именно в советское время. Здесь шикарное метро, сохранилось множество архитектурных шедевров, огромных архитектурных ансамблей. Самые выдающиеся здания расположены именно в Ташкенте. По сей день это очень приятный город», — отзывается Арсений Котов.
«Особенно потрясает экспериментальный дом “Жемчуг”. Подобное я видел лишь однажды в Гонконге. На территории Советского Союза это единственный экземпляр дома с открытыми на несколько этажей подъездами-дворами».
«Жемчуг» снят с 16-этажки по адресу Шахрисабзская, 5 
Среди других запомнившихся зданий — Ташкентская телебашня, Музей истории Узбекистана, Дворец «Дружбы народов», купола рынка Чорсу, здание цирка, в котором сохранились «фантастические интерьеры с мозаикой и рисунками на стенах».
Повидавшему тысячи образцов архитектуры модернизма, фотографу не составляет труда увидеть особенности жанра для южных регионов страны: фасады зданий формируются глубокими оконными проёмами различной формы; окна часто закрыты солнцезащитными панелями, которые образуют разные рисунки и выполнены из различных материалов. Кроме того, в архитектуре использовались приёмы интенсивного проветривания — огромные окна в подъездах, открытые лестничные площадки — всё, что незачем было строить на севере.
Работы Котова в первую очередь запоминаются своей многослойностью. Единственный, по его словам, секрет достижения такого эффекта — долгий поиск нужного ракурса.

«Я просто много хожу и смотрю вокруг. Я стараюсь найти многоплановый ракурс, чтобы объекты располагались на первом, втором и третьем планах. Для этого мне приходится подниматься куда-нибудь повыше. Это бывают балконы зданий, крыши. Для хорошего кадра приходилось посещать разные здания, в том числе “сталинские высотки”».
В свою последнюю поездку Арсений Котов посетил блошиный рынок Янгиабад в Ташкенте — «совершенно фантастическое место» и островок, до которого декоммунизация 90-х не добралась, — здесь всё ещё можно встретить бюсты и портреты Владимира Ленина.
«В Кыргызстане, Таджикистане и Казахстане сохранилось множество памятников Ленину. У вас их все уничтожили. У соседей не было такой массовой идеологии отказа от всего советского. Я не думаю, что это как-то сильно отражается на жизни обывателей соседних стран. Памятники Ленину просто украшают ландшафт, рассказывают историю» .
«Янгиабад поражает своими масштабами, — рассказывает фотограф. — Обычно в городах не такие большие барахолки. Может быть, Янгиабад сравним с питерской «Уделкой» — крупнейшей барахолкой в России. Но она все равно сильно меньше. На Янгиабаде есть цыганский уголок, куда лучше не забредать, потому что там мрачный народ, который так косится на пришлых, будто те хотят то ли по голове настучать, то ли товар отобрать».
«Я был в восторге и в ужасе. Это был какой-то лютый мужик с порезанными руками. Он ходил по крыше вагона, и люди не обращали на него никакого внимания. Он что-то кричал, но его не было слышно. Похоже, он был пьян или просто странный».
На барахолках Арсений Котов обычно ищет различные фотоальбомы и открытки советских городов, а также значки.
На ташкентской «блошке» фотограф потратил все местные деньги, что были при себе, на покупку советских значков с сюжетами о космосе — с ним фотографа связывает профессия. По специальности он инженер, и три года после вуза работал на Самарском ракетном заводе, но задачи были бюрократическими и оттого скучными.

С космосом также связана история создания института «Физика-Солнце» в Паркентском районе Ташкентской области. В марте Арсений Котов посетил его во второй раз. Отзывается о нём как о самом красивом месте в Узбекистане.
Институт «Физика-Солнце»
Актовый зал института
Винтовая лестница в институте
Люстра в институте «Физика-Солнце»
Люстра в институте «Физика-Солнце»
Люстра в институте «Физика-Солнце»
«Институт остался нетронутым, но скоро там начнётся ремонт, — предупреждает фотограф. — Неизвестно, как это отразится на интерьерах, а они там оригинальные, очень богатые. Множество люстр монументального искусства, здание совершенно фантастической формы, как будто из будущего — всё это посреди гор. Обязательно посетите его, пока там не начался ремонт», — рекомендует он.
К утрате памятников модернизма художник относится философски. С одной стороны, это разочаровывает Арсения, потому что он не успел их увидеть. С другой стороны, ничто не вечно и всё меняется.
«Въезжаешь в город, и сразу же видно: колхоз (из-за обшитых алюкобондом балконов — ред.). Например, в Минск приедете, и там прямо такой советский заповедник, что все главные улицы сохранили полностью свой облик. И никаких вам пластиковых окон, балконы с облицовкой — всё оригинально, выглядят очень красиво, аккуратно. Но в других городах, в том числе в России, такое мало где встретишь».
«Однажды ничего из советского модернизма не останется, но будет что-то другое, новое. Но я считаю, что интересные экземпляры всё-таки нужно сохранять, насколько это возможно. Потому что чем больше объектов материальной культуры из разных эпох вы сохраняете, тем богаче история вашего народа, история материальной культуры, — считает художник. — Это преемственность с прошлыми поколениями, и это влияет на обывателя: он видит, что в разные эпохи строились разные здания».
Мозаика на доме по адресу Улица Чингиза Айтматова, 1А, Ташкент
С работами Арсения Котова можно ознакомиться в Instagram, а также в недавно созданном Telegram-канале. Кроме того, на Amazon можно приобрести его книги на английском языке Soviet cities: Labour, Life & Leisure 2020 года выпуска и Soviet seasons 2021 года. Фотографии из Узбекистана встречаются в первом альбоме. Вторая книга — это фоторассказ о четырех регионах, которые художник посетил в разное время: зимняя Сибирь, Центральная Россия весной, летний Кавказ и Украина осенью.

«Это случайный выбор, потому что именно в эти времена года я посетил эти регионы», — поясняет Арсений Котов.
реклама
реклама
По словам фотографа, печать книг была его личной инициативой. Автор самостоятельно писал текст, используя материалы из других источников.

«Обидно, если есть интересный материал, но его никак не применить. Я всегда рад создавать материальное. А книга — это прекрасная возможность для фотографа показать свои работы миру и рассказать историю мест, где эти фотографии были сделаны, рассказать, как они были сделаны».

В 2022 году российское издательство «АСТ» выпустит третью книгу Арсения Котова о заброшенных социальных и промышленных объектах, бесхозной военной технике и городах-призраках, построенных в СССР.
Все права на текст принадлежат изданию «Газета.uz». С условиями использования материалов, размещенных на сайте интернет-издания «Газета.uz», можно ознакомиться по ссылке.


Знаете что-то интересное и хотите поделиться этим с миром? Пришлите историю на sp@gazeta.uz

Комментарии

  1. 0 2

    Ell Nur

    18 июня, 18:19

    Фотографии, в описаниях которых написано “Между Худжандом и Самаркандом“, запечатлены достопримечательности города Навои!

  2. 0 3

    Dmitriy Yushkin

    18 июня, 18:54

    Здание хокимията Навоийской области скромно подписали как “Здание между Худжандом и Самаркандом“, как и фонтан в виде тарелок из того же Навои.

  3. 0 2

    Mad Man

    19 июня, 02:35

    Да с городами конечно обидно получилось, особенно Навои, кстати, на мой взгляд, по количеству интересных построек советского модернизма этот город может запросто посоревноваться с Ташкентом, может не такой помпезный, но там очень много интересных решений которых нет в других городах Узбекистана, в том числе и Ташкенте.
    Главное хотел сказать огромное спасибо за вашу прекрасную статью уважаемые редакторы. Очень интересно написано, прочитал все до конца! СПАСИБО!

  4. 1 0

    Ирина Юсупова

    20 июня, 14:03

    Почему бы не постараться вернуть к жизни Институт “Физика-Солнце“? Каких колоссальных трудов стоило его построить? Несколько лет назад мы были там на экскурсии. Как рассказал нам экскурсовод, в институте работали больше 1000 человек, а на сегодняшний день там осталось около одной сотни персонала. Почему бы не отыскать разъехавшихся в другие страны специалистов, не привезти обратно какую-то часть из них. Пока не уничтожили до конца Институт, подобных которому во всём мире насчитывается не более трёх-пяти. У нас наверняка есть молодые кадры, которые НАДО научить работать на этом уникальнейшем оборудовании. В наших краях в прежние века жили такие великие учёные, что их имена знает весь мир, пользуется плодами их трудов. Так почему нашему поколению не продолжить эту славную традицию?

Отправить Выйти Отменить От: Осталось 6000 символов.

Авторизация на Газета.uz

Авторизуйтесь на сайте, чтобы получить доступ к дополнительным возможностям.