Свадьба на карантине
Истории пар, сломавших традиции больших свадеб
Иллюстрация:
Эльдос Фазылбеков / «Газета.uz»
Пандемия коронавируса повлияла на привычки людей, их финансовое положение и даже традиции проведения свадеб. Для одних торжество на 30 человек – не свадьба, а причина отказаться от бракосочетания. Для других – новый опыт и возможность провести праздник без масштабных обременительных церемоний.

«Газета.uz» поговорила с тремя парами и узнала, почему вопреки обычаям они решились сыграть маленькую свадьбу, с какими сложностями столкнулись и как начали семейную жизнь на карантине.
История первая
Рустам Жанабаев и Гулайым Нуржанова
Гулайым: Нас свела общая знакомая – преподаватель в университете. В один день она позвонила мне и застенчиво, но с некой уверенностью в правильности своего поступка сказала: «Я тут твой номер дала. Если тебе позвонят, ты не обижайся и не удивляйся, ладно?». Так мы и познакомились с супругом, а спустя полгода решили сыграть свадьбу.

Рустам: Изначально свадьба должна была состояться 12 апреля. Плотно готовиться мы начали в феврале. Оставалась всего неделя. У нас был готов зал на 250 человек. Договорились об оформлении, ведущем, музыкантах и даже предоплату внесли, но тут ввели первый локдаун.

В какой-то мере мы расстроились, но на самом деле в душе я ликовала. Я никогда не хотела большую свадьбу.

Рустам: Мне тоже было немного обидно. Но не столько за мероприятие, сколько за родителей и родственников. Они больше всего хотели увидеть нашу свадьбу. Мои друзья за рубежом тоже планировали приехать. Но я не сильно расстроился из-за того, что у нас не получится провести большую свадьбу. Мы изначально относились к этому, как к мероприятию, после которого родители и родственники остались бы довольными.

Гулайым: Ждать мы не хотели и решили провести свадьбу 29 марта дома. Решение о создании семьи уже было принято, поэтому карантин не был для нас преградой. К тому времени семейные мероприятия разрешалось проводить с участием не более 15 человек. А чего ждать? Мы не знали, до каких пор продлится карантин. Не факт, что родственники смогли бы приехать.
Рустам: Почему я все-таки решился провести свадьбу, несмотря на карантин? «Лубоф».
Если честно, нельзя сказать, что у нас была свадьба в ее традиционном понимании. То есть свадебный костюм я не надел, не было ни лимузинов, ни большого количества гостей. Праздник, несомненно, был, но скромный.
Гулайым: Наступило 29 марта. Мои родители живут за Ташкентом недалеко от ТТЗ, примерно в трёх километрах. Рано утром мы отправились к ним получать благословение. Стикера на выезд из Ташкента у нас не было, поэтому мы доехали до конечной автобусной остановки на массиве Карасу и оставили там машину. Проехать блокпост мы не могли, поэтому пошли пешком через махаллю, поле. И там нам как-то повезло поймать попутку.

Дома нас встретили папа с мамой. Они дали нам свое благословение и назначили крестных. Это традиция каракалпакского народа. Мы пробыли у родителей буквально 10 минут, а после папа отвез нас обратно до блокпоста. Оттуда мы поехали домой праздновать.
Рустам: Когда мы вернулись, на дворе был обед, и на столе тоже. Нас встретили друзья – человек 10 – и мои родители. Повеселились, поели, посмеялись. Было здорово. Так как это был последний день, когда можно было перемещаться по городу на такси, мы решили вечером поехать к другим друзьям отмечать дальше. Гуляли до часу ночи и потом вернулись домой. Так прошла наша маленькая свадьба.
Гулайым: Свое свадебное платье я надела спустя шесть месяцев. Мы с Рустамом решили сделать фотосессию. Нарядились и посвятили этому целый день. Сначала поехали в студию, а после на винную ферму недалеко от Дурменя. День прошел очень непринужденно. Не надо было спешить, бежать после съемки в свадебный зал. После фотосессии, мы устроили себе пикник.

Рустам: В целом не столько важен масштаб свадьбы, сколько воспоминания, которые остаются на всю жизнь. Мне кажется наша свадьба осядет в голове сильнее и ярче благодаря карантину. Не думаю, что у меня были бы такие же впечатления, будь у нас стандартная свадьба.

Гулайым: Мне кажется, люди иногда даже не запоминают свою свадьбу с этой суетой. Нет такого, чтобы провести время душевно, в узком кругу. Когда ты проводишь маленькую свадьбу, ты даришь уют себе и своим близким.

История ВТорая
Асомиддин и Мукаррама Юлдашевы
Асомиддин: Мы ждали друг друга три года. Дело в том, что я живу в Америке по Green Card, а супругу встретил в Узбекистане еще в 2017 году на одной вечеринке. Мы поговорили, и она мне понравилась. Позже я решил жениться на ней. Заслал сватов, и она согласилась. Наш брак мы зарегистрировали 8 августа того же года, но из-за визовых процедур она не могла сразу же уехать со мной в США. Пришлось ждать. Я ездил к ней в Узбекистан каждые каникулы.

Мукаррама: Что поделать, надо было входить в положение. Я понимала, что у него там учеба, работа. Конечно, было обидно порой, когда на какое-нибудь мероприятие девушки приходили со своими супругами или парнями, а мой – в Нью-Йорке.

Асомиддин: Регистрацию нашего брака мы в тот же день отметили в ресторане. Пригласили только своих друзей. Заказали маленький свадебный торт, который мы с Мукаррамой торжественно разрезали. У нас был танец молодоженов и фотосессия. В конце она даже букет бросала, а подружки ловили. Получилась такая маленькая молодежная свадьба. После я уехал обратно в Нью-Йорк, а супруга осталась ждать в Ташкенте.
Мукаррама: Прошло три года. В течение всего этого времени мы готовились к свадьбе. Мы представляли ее молодежной: живая музыка, близкие друзья, родные. Мы против помпезностей. Какую бы большую свадьбу ты ни сделал, все равно найдутся люди, которые скажут что-то за спиной. Свадьба представлялась нам без колонны лимузинов и излишней мишуры. Костюм, белое платье, одна или две машины и 200 гостей. Изначально наша свадьба должна была состояться 9 апреля, но пандемия изменила все планы.

Мавлюда Юлдашева, мама Асомиддина: Я прилетела в Ташкент 16 марта 2020 года. Позже узнала, что прибыла последним рейсом. Подготовка до этого времени шла полным ходом. Никто и предположить не мог, что грянет карантин. Сын и супруг должны были прилететь 6 апреля, но границы закрылись. Я застряла в Ташкенте, сын в Нью-Йорке, а свадьба – между двумя континентами. Как обидно было! Все наши планы рухнули. Я даже не знала, что сказать сватам.

Мукаррама: 17 марта я получила визу. Через два дня посольство США в Ташкенте временно перестало выдавать визы, а срок действия визы заканчивался 17 августа. Я была последняя, кто получил визу. То есть мне нужно было въехать в США до указанной даты. В условиях пандемии сложно было что-то планировать, поэтому свадьба отошла на второй план. Встал вопрос: как выехать в США до окончания срока действия визы? В июне Узбекистан объявил о чартерном рейсе, и мы при первой же возможности приобрели билеты.

День вылета запомнится мне надолго. 28 июня. Мы приехали на автостоянку международного аэропорта Ташкента и ждали [свекровь]. Она приехала немного погодя, вышла из машины. У нее в руках большие чемоданы. Она подошла к нам, поздоровалась с моей мамой, потом подошла ко мне, обняла и поцеловала в лоб. С первой минуты мы установили теплые отношения. Это был второй раз, когда я увидела свою «маму». Первый раз она приходила к нам свататься.

Мавлюда Юлдашева: Наши сваты оказались очень понимающими людьми. Они вошли в положение. Все были обеспокоены переездом и встревожены из-за вируса. Мы все хотели, чтобы дети были счастливы, были вместе, поэтому мы не стали зацикливаться на свадьбе. Совсем не до торжеств было.

До встречи с Мукаррамой я испытывала смешанные чувства: радость, что у меня появляется дочка, и волнение. Думала, как мы с ней полетим, о чём мы будем говорить, о чём она переживает. Но эти мысли улетучились, когда я заметила, что в ней не было излишней скованности и показной стеснительности. В противном случае мне было бы сложно и неуютно. Стеснительность – это хорошо, но я считаю, что надо знать меру. Я не очень доверяю чрезмерной скромности и слащавым интонациям. Всегда жду подвоха. Мне кажется, что в этом есть что-то от ханжества.
Мукаррама: Мы приземлились в Международном аэропорту имени Джона Кеннеди в тот же день. Получили свой багаж и отправились к выходу. Помню, что выйдя на улицу, я первым делом обратила внимание на влажный воздух. Я думала: «Почему мне так тяжело дышать? Может, это из-за маски?».

Асомиддин: Дома мы готовились к приезду мамы и супруги. Папа, младший брат и я сделали уборку в доме и накрыли праздничный стол. Я попросил друга привести муллу, чтобы тот прочитал нам «никох» (мусульманский обряд бракосочетания). Пригласил соседей сверху в качестве свидетелей.

Мукаррама: Было так прикольно. Я с трапа уставшая, невыспавшаяся, в спортивных штанах, кроссовках и с фатой на голове, которую я привезла из Ташкента, захожу домой, а папа встречает меня, бросая шоколадки. Я была немного смущена, когда он, откинув фату, поцеловал меня в лоб и надел на руку браслет. Видно было, что они рады обрести дочь.

Мавлюда Юлдашева: Когда мы вышли из аэропорта, нас встретил сын с букетами цветов для меня и для нее. Сперва он поздоровался со мной, подарил мне букет и поцеловал. Затем вручил букет Мукарраме. Они поздоровались и обнялись. Сердце моё так и ликовало от радости за их будущее счастье.

Теперь мы живём вместе, готовим вместе. Я разъяснила ей наши традиции и уклад жизни в нашей семье. Обогащаем их тоже вместе, ведь девочка, которая приходит в новый дом, приносит с собой свой жизненный багаж.

Мы не жалеем, что наша большая свадьба так и не состоялась. Не жалеем, что не было ни белого платья, ни смокинга, ни 200 гостей. Зато мы поехали в путешествие на Ниагарский водопад и в штат Флорида. Мы должны больше понимать друг друга. Это новая для нас жизнь.

История третья
Джахонгир и Мадина Мадмусаевы
Мадина: Апрель 2018 года. Я работала в отделе маркетинга сети супермаркетов Korzinka.uz, а Джахонгир пришел устраиваться к нам. Нам суждено было стать коллегами и даже сидеть рядом. Я подошла к нему и попросила номер телефона. Он должен был выслать мне своё резюме. 

Джахонгир: Это было достаточно редкое явление: девушка попросила мой номер телефона, но я точно помню, что разволновался. Мадина выглядела строго, официально. За счёт этого я ещё больше начал волноваться. Помню, когда она подошла, я что-то промямлил, хотя долгое время работал на радио. 

Спустя два месяца наши рабочие отношения начали перерастать во что-то большее. Нас объединяла работа, совместные проекты, темперамент, а главное — одинаковый юмор. Прошло полтора года, и я решил сделать Мадине предложение.

Фото героев.
Мадина: В те июльские выходные я уехала в горы, но должна была вернуться в воскресенье. Ближе к вечеру Джахонгир позвонил мне и пригласил в «Экопарк», но не раскрыл причину.

Джахонгир: С утра начались приготовления. Мне нужно было привезти в парк неоновые огни, проектор с экраном и шары. Помогали друзья.

Мадина: Тогда закончился первый локдаун и снова открылись парки. Было очень много людей. Джахонгир встретил меня у входа, и мы пошли к беседке, где люди обычно занимаются йогой. Первое, что я увидела, — это шары моего любимого фиолетового цвета. Играла музыка. Друзья супруга начали снимать видео и фотографировать. Я поняла, к чему все это, и разволновалась. Мы подошли к экрану, Джахонгир показал видеоролик о развитии наших отношений. После он сказал: «Это было наше прошлое, а теперь я хочу показать тебе наше будущее». И пошел за кольцом. Он встал на колено и сделал мне предложение.

Мы планировали свадьбу на ближайшее будущее. Изначально хотели провести её 20 августа, но мы не знали, чего ожидать. В городе ходили слухи о том, что страна опять уйдет на карантин, и мы торопились с организацией. Кстати, организацией свадьбы мы занимались сами. В итоге нам пришлось отложить свадьбу до осени. О конкретной дате говорить было сложно.
Джахонгир: Мы огорчились, когда пришлось перенести дату. Мы не знали, чего ждать. Всё складывалось так, словно у нас не было иного выхода, кроме как в очередной раз отложить дату. Несмотря на то, что мы знали, к каким фотографам, декораторам, видеооператорам обращаться, было непонятно, где проводить свадьбу. К тому же мы ещё не зарегистрировали брак. Вариант сыграть свадьбу дома нас не устраивал. На то было много причин: и тесное пространство, и распространение вируса, и количество гостей. Думали провести свадьбу на нашей даче, но выходило достаточно накладно с работой операторов и декораторов.

Мадина: Спустя некоторое время дела начали двигаться вперед. 28 августа мы «прошли» ЗАГС. Регистрация оказалась более волнительной по сравнению со свадьбой.
Джахонгир: Да, мы часто говорили об этом с Мадиной. Утром я приехал в ЗАГС со своей девушкой, а уезжал уже с женой. Она переживала схожие чувства.
Мадина: Наша свадьба состоялась в ресторане 22 сентября. Оглядываясь назад, мы можем сказать, что организовывать свадьбу самим всё-таки сложно. Нам пришлось учитывать очень много деталей. Самой большой сложностью стало сопоставить финансовые возможности. Мы вместе составили бюджет, сами находили фотографов и декораторов. Здесь мы наткнулись на вторую сложность: качество предоставляемых услуг. 

Ограничения заставили нас подойти к организации свадьбы креативно. Мы записали видеоприглашение. Для многих это было в новинку. Сделали для себя оригинальные маски с надписью Mr. и Mrs. Эти маски стали для нас символом свадьбы во время пандемии. Гостям мы решили подарить мыло в форме сердечка. Мне было важно организовать всё на высшем уровне. Поэтому то, что свадьба понравилась гостям, очень обрадовало меня.
Джахонгир: Из-за пандемии мы решили отказаться от многих традиционных мероприятий. У нас не было плова, но был небольшой «куёв навкар» (приём жениха и его друзей в доме невесты) в составе меня, брата и четырех музыкантов. От кортежа мы тоже отказались, была только одна машина. Я забрал свою невесту из её дома. Ограничений на передвижение не было, и мы отправились на фотосессию на загородную винодельню.

Ближе к 6 часам мы приехали в ресторан. Гостей было 30 человек. Мы учитывали санитарно-эпидемиологические требования: за каждым столом сидели 5 человек вместо 8. К тому же мы пригласили узкий круг людей: коллег, друзей и родителей. Мы знали о состоянии их здоровья. При входе охранник проверял температуру и обрабатывал руки антисептиком.

Танцевальных номеров не было, но мы компенсировали это конкурсами, песенными номерами и видеороликами. За день до свадьбы сидели до трёх утра и сами монтировали ролики. Мы попросили Хансли Пойнена (маврикийский музыкант, участник шоу «Голос», проживающий в Узбекистане) исполнить песню для нашего танца, а радиоведущий Магометали Идоятов помогал нам советами по организации свадьбы и был ведущим.
Мадина: Я даже представить не могла, что моя свадьба пройдет в период пандемии. Но я только радуюсь тому, как она прошла. У небольшой свадьбы есть свои плюсы. Никто не обижался на то, что его не пригласили. Некоторые приглашенные гости даже предлагали уступить место.
Пандемия повлияла на восприятие отношений. Ты начинаешь больше ценить возможность быть рядом с близким тебе человеком.
До локдауна у нас всегда была возможность увидеться в любой момент. Когда ввели ограничения, было такое чувство, что человека резко не стало. Мы могли общаться только по видеосвязи. Морально это было тяжело. Я заметила это, когда Джахонгир нервно сказал мне: «Я не могу уже видеть тебя так, я хочу увидеть тебя вживую. Меня даже приложение раздражает. Ещё и интернет гонит». То, что мы построили семью именно в этот момент, ещё больше сблизило нас.

Текст подготовил Жахонгир Азимов.

Все права на текст и графические материалы принадлежат изданию «Газета.uz».

Запрещается любое использование графических и иных материалов, размещенных на сайте www.gazeta.uz, принадлежащих «Газета.uz» и иным третьим лицам.


Хотите тоже писать истории? Пришлите свое резюме на job@gazeta.uz

Комментарии

  1. Иff Купидоноff

    18 ноября 2020, 21:33

    Ну и..?! К чем смысл статьи? Знаю близко с десяток таких историй.
    Свадьба — это самое яркое событие в не очень легкой жизни нашего народа. Годами родители копят деньги, чтобы провести это мероприятие как можно красивее и запоминающее ради своих детей. Что в этом плохого? Но высокое начальство с некоторых пор пытается вмешаться в этот процесс и сделать его скромнее. Но зачем? Ведь узбеки смысл жизни видят в своих детях и посвящают свою жизнь им и умеют делать две вещи — строить дом и женить детей. Ну, у кого есть возможность — дают еще и образование. И это никакими постановлениями и штрафами не убрать! Наш народ не будет жить европейской жизнью, путешевствовать или играть в гольф. И это надо понимать. Потому предлагаю не припятствовать и запрещать, а лучше делать людей богаче. И пусть себе делают роскошные свадьбы со звездами эстрады и строят 3 этажные особняки! Чем богаче народ, тем богаче страна. Кто не знает эту истину?!
    Кстати сами, кто запрещает или препятствуют никогда не будут делать свадьбу своим детям и внукам с 30ю гостями. Им можно.

  2. Halida Ahmedova

    19 ноября 2020, 09:48

    Главное, что эти свадьбы запомнятся душевностью. 300-500 человек на свадьбах — просто показуха и деньги на ветер. Жених и невеста даже многих из гостей и не знают. Лучше медовый месяц в красивом мнсте провести на эти деньги

  3. Эрик Хайрулин

    20 ноября 2020, 09:38

    Вот именно, у нас даже если денег нет хотят провести шикарную свадьбу. На это даже выдают кредит в банке. Зачем? Поэтому государство и вмешивается. Надо людям объяснить что никто никому не должен. Деньги есть делай помпезно. Нет, ничего страшного. Статья дает понять, что даже богатые делают скромно.

Отправить Выйти От:

Авторизация на Газета.uz

Авторизуйтесь на сайте, чтобы получить доступ к дополнительным возможностям.