Грозовой перевал

В июне путешественник Шароф Эгамбердиев вместе c командой отправился в сложнейшую экспедицию к высокогорным озёрам Пскемского хребта. Добравшись до них, группе пришлось бежать назад от грозового фронта. Автору истории повезло оказаться в нескольких метрах от места удара молнии и выжить.
ФОТО: ШАРОФ ЭГАМБЕРДИЕВ / «ГАЗЕТА.UZ»

Как экспедиция к затерянным озёрам превратилась в побег от молний
Шароф Эгамбердиев
Путешественник, доктор биологических наук
За свою карьеру путешественника Шароф Эгамбердиев восходил на Эльбрус, несколько раз посещал базовый лагерь Эвереста, преодолевал гималайские перевалы, взошел более чем на 40 вершин на территории Узбекистана и Таджикистана и основал сообщество «Таинственный Узбекистан», в рамках которого проложил путь ко множеству ранее неизведанных мест.

В продолжении своей колонки специально для «Газеты.uz» Шароф Эгамбердиев рассказывает о путешествии к озёрам Пскемского хребта – Бадак и Ихначкуль.
Пскемский хребет протягивается с северо-востока на юго-запад на 160 км. Это один из самых высоких и сложных для пешего туризма рельефов в Узбекистане. Здесь огромное количество перевалов и вершин разных категорий сложности.

Моя команда много времени проводит в экспедициях, особенно на юге нашей страны. Каждый год мы планировали посетить озёра Пскемского хребта, но по разным причинам у нас не хватало времени. Пандемия, ограничения на передвижение между областями и доступность лишь Ташкентской области стали прекрасным шансом для реализации задуманного много лет назад.

Пскемский хребет разделяет бассейны рек Пскем и Коксу. В его огромных ущельях скрыты красивейшие высокогорные озёра.
День первый

10 утра. Вырвавшись из тисков закрытого на карантин города, мы стоим напротив реки Пскем. Зеленые склоны гор, цветущие луга и снежные вершины наполняют нас чувством свободы, пьянит предвкушение долгожданного путешествия. Людям, привыкшим к постоянному движению, эти месяцы в городе дались очень непросто.

Первые шаги в любой экспедиции всегда самые сложные. Подняв тяжелые рюкзаки, мы аккуратно пересекаем хлипкий мост через Пскем. Воды в этом году очень много. Пенящийся и ревущий поток реки несёт свои мощные воды вниз.

Начало пути лежит через луга. Питаясь водами здешних родников, растения вырастают до внушительных размеров. Местами их высота превышает человеческий рост.

Из-за позднего старта (движение автомобилей в городе разрешено с 7 утра) сегодня нам предстоит дойти лишь до озера Бадак. Весь маршрут первого дня представляет собой плавный набор высоты вдоль русла Бадаксая, который берёт свое начало в цирках Пскемского хребта на высоте более трех километров.
Цирк
котловина в горах в виде амфитеатра, замыкающая верхний конец долины.

Фото: Walter Siegmund / Википедия
Все озёра Пскемского хребта имеют завальное происхождение. Когда-то оползень или землетрясение перекрыли русло сая. Здесь появилась естественная дамба. Вода подтопила долину, образовав озеро. Такая завальная плотина считается очень прочной, хотя со временем вода находит выход и небольшим потоком продолжает просачиваться сквозь дамбу. Примечательно, что при этом объём воды в озере остается неизменным.
Ближе к плотинному завалу находятся две очень красивые заводи. За счет их размеров и глубины некоторые считают, что это тоже озера. Дорога ко всем озёрам Пскемского хребта лежит через крутой подъём по естественной плотине. Ближе к 16:00 мы взошли на одну из них. Перед нами предстало одно из красивейших озёр Угам-Чаткальского национального парка – озеро Бадак.
Слово «бадак» (байток) с тюркского переводится как «широкий». Озеро сильно вытянуто с Востока на Запад более чем на километр, а в ширину достигает свыше 200 метров. Около получаса мы обходили Бадак и встали лагерем на его противоположном берегу.

В зависимости от освещения озеро Байдак, как и многие другие водоёмы, меняет свой цвет. Однако здесь это заметно особенно. Ранним утром вода в нем зелёно-голубая, ближе к полудню – голубая, а во время заката она становится серебристо-стальной. Со всех сторон Бадак окружен трехтысячниками, поэтому солнце быстро покидает эти места даже летом.

К выбранному месту ночлега мы дошли часам к 5 вечера, и не успела команда разбить лагерь, как начало смеркаться. Стояла теплая летняя ночь. Не торопясь, мы приготовили ужин и обсудили планы предстоящего дня.
День второй
Летом светает рано. Команда хорошо выспалась и восстановилась. Мы прогулялись вдоль береговой линии озера. Утром оно особенно красиво. Окружающие пейзажи наполнены безмятежностью.

По плану сегодня мы должны пройти всё ущелье Бадаксая до истоков реки. Утро началось с первой переправы на противоположный берег. Мы вошли во врата Бадаксая. Позже один из участников группы назовет их вратами в ад.

Густо поросшее ущелье с крутыми скальными стенками и резким наклоном уходит вверх на многие километры. Здесь нет троп. С большими рюкзаками все время приходится продираться через плотные заросли и бесконечно форсировать мощный ледяной сай.

Нагруженный путешественник, как грузовой автомобиль, должен держать постоянную скорость, несмотря на вес рюкзака. При переходе через сай нужно остановиться, снять рюкзак, переобуться в легкие кроссовки, затем снова надеть рюкзак и аккуратно перейти реку. После нужно просушить ноги, так как мокрая ступня может стать причиной появления мозолей, что сильно повлияет на скорость, и снова надеть тяжелую треккинговую обувь. 

На все это уходит около 15 минут. Ты теряешь темп, мышцы остывают, и каждый раз приходится сначала находить свой темп и подстраиваться под него. А теперь представьте, что после этого обряда проходишь минут 10 и очередной изгиб сая делает прохождение ущелья по твоей стороне невозможным. Нужно снова все повторить. И так минимум 8 раз. Это очень сильно вымотало и морально подорвало группу.
В экспедициях очень важно видеть или представлять свою цель. Несмотря на сложности, которые переживает команда, финальная цель стимулирует участников и дает возможность осознать для чего все эти лишения. Но даже этот принцип не сработал в ущелье Бадаксая. Густые заросли, бесконечное количество поворотов, сыпух и бродов подавило желание что-либо делать.
Первый лагерь находился на высоте 1700 м над уровнем моря. Второй мы планировали поставить, набрав еще 1200 м. Но по прошествии трех часов изнурительного перехода вдоль русла альтиметр показывал только 2100 м.
Ближе к полудню мы остановились на обед. Рваный темп физически очень изматывал, но еще больше бил морально. Обычно любая трапеза в горах – это приятное событие, разговоры и шутки. Но в нашем случае мы просто поели и, молча собрав рюкзаки, снова начали подъём.

Нам предстоял очередной переход по извилистой части ущелья. Крутой осыпной склон плотно прижимал сай к каменной стенке. Оставался лишь маленький участок, относительно пригодный для подъёма. Крутой угол и нестабильная порода под ногами только усиливали напряжение. Два шага вперед и один назад. На преодоление относительно короткого участка мы потратили еще один час, и спустя восемь часов перехода мы, наконец, вышли из этих извилистых и труднопроходимых дебрей.
Далеко вверх уходило русло сая. Оно было забито снегом. Все верховье было под толстым слоем снега. Туда нам сегодня не попасть. Выйдя на промёрзшие и заваленные снегом лощины, мы начали медленно подниматься. Солнце постепенно катилось на запад, окрашивая мягким светом долину Бадаксая.

Только сейчас, когда мы покинули этот лабиринт и попали в верховье сая, мы увидели всю красоту лугов, поросших разнотравьем, и могучих трехтысячников, сковавших ущелье с двух сторон. На горизонте сверкал заснеженный пик Амира Темура – гордого хранителя этих мест.

В тени температура начала резко падать. К тому же уже более часа мы шли по снежному языку. Ближе к 18:00 мы вышли на полянку под перевалом. Здесь мы спокойно разбили лагерь.
Снежный язык
протяженный участок снега продолговатой формы, обычно находится между двух склонов
День третий
Эта ночь оказалась намного холоднее первой. Маленький приток, стекающий с перевала, почти полностью промёрз за ночь. Впереди нас ждал очередной напряженный день и встреча с далекими озерами Ихчанкуль. Но сначала нам предстояло пройти три перевала.

Первый из них — перевал Ложный — расположен на высоте 3420 м над уровнем моря. В июне подъём на перевал представляет собой снежно-ледовый взлёт. Вчерашнее буйство красок осталось внизу, а пейзаж полностью сменился на снежные поля.
Снежно-ледовый взлёт
часть склона горы, где слой снега покрыт льдом
Весь подъём проходил по кулуару, плотно забитому снегом. Аккуратно выбирая наиболее плотные участки, мы старались обходить промоины и углубления. Нам нужно было торопиться, потому что в полдень ожидалось солнечное затмение. Мы собирались снимать его с высочайшей точки маршрута.
Кулуар
пути схода временных потоков воды и камней

Фото: Rüdiger / Википедия
реклама
реклама
С вершины перевала мы наблюдали зимние июньские пейзажи. В зоне видимости все было покрыто толстым слоем снега. Даже ледовое озеро в цирке не думало оттаивать. Теперь нужно было спуститься с перевала, пройти цирк и подняться на следующий перевал – Василёк.

Снег был очень плотным и жестким. Мы не обратили на это внимание и начали подъём. Но в середине пути угол наклона стал заметно круче, и я пожалел, что не надел кошки. Мы выбивали мысом ботинка ступени и аккуратно вышли из подъёма, потому что лобовой маршрут чреват срывом. Медленно ступая, мы добрались до участка с менее крутым наклоном и уже после поднялись на перевал Василёк на высоту 3500 м над уровнем моря.
Альпинистские кошки
металлические приспособления для увеличения противоскольжения при передвижении по снежно-ледовому рельефу

Фото: Dbaisley / Википедия
Перевальный тур оказался полон записок. Традиция оставлять послание появилась очень давно. Сначала это практиковали спортивные команды в качестве подтверждения своих результатов. На вершине или перевале они оставляли «перевальный бланк» (листок) с количеством участников и ниткой маршрута. Следующая группа снимала листок и отсылала в федерацию, тем самым подтверждая, что группа действительно прошла маршрут.
Перевальный тур
небольшое надгробие из камней, в которой хранятся записки

Фото: nature.baikal.ru
Но времена изменились. В нашей стране больше нет «инстанций», которые занимались бы этим. А записки в турах остаются как история преодоления вершин.

Открытие тура – один из интереснейших моментов на маршруте. В удаленных и труднодоступных местах в них можно найти по-настоящему исторические данные. Я предпочитаю оставлять записки на своих местах, а не уносить их в город. Это история. Возможно, этих людей уже нет в живых, а их записки «проживут» на горе еще не один десяток лет, как немые свидетели былых свершений.
Нам осталось пройти последний перевал, а затем спуститься к системе озёр Ихначкуль. Перевал Коксубаши I располагается на высоте 3250 м над уровнем моря. Он разделяет долину реки Коксу от верховьев сая Ихнач. Вся северная часть склона перевала Василёк была под снегом. Благодаря протяженности склона и отсутствию препятствий самым быстрым способом оказаться внизу было съехать на пятой точке.
К середине спуска снежные поля сменились альпийской зоной. Буйство красок снова окрасило долину в привычные для лета цвета. Спустя три дня напряженного трека мы наконец-то дошли до одних из самых труднодоступных и крупных высокогорных озер Ташкентской области.

Слово «ихначкуль» (яхна – ихна) переводится как прохладный, холодный, ледяной. Озёра Ихначкуль – озёра с очень холодной водой или ледяные озёра.

Своё название они полностью оправдывают. Резервуары питаются талыми водами. Температура воды в них редко поднимается выше +5...+8 градусов. Даже при переходе небольших ручейков, впадающих в Ихначкуль, конечности начинает сводить от холода.

Все озёра Ихначкуль очень красивы и не похожи друг на друга. Они располагаются на высоте 2400-2700 м над уровнем моря.
Большой Ихначкуль – самое большое озеро системы. Его глубина составляет 46,6 м. Глубина Нижнего Ихначкуля – 21,5 м. А самое маленькое озеро – Верхний Ихначкуль – глубиной всего 6 м. Вся система озёр – это настоящие жемчужины Угам-Чаткальского национального парка.

После таких утомительных дней перехода было приятно отдохнуть на берегу этих красивейших озёр. Эта теплая и спокойная ночь с безмерным черным небом и Млечным путем запомнилась особенно. Всю ночь я пролежал без сна и до утра наблюдал, как десятки болидов разрывали темноту ночи своим светом.
Болид
яркий метеор

Фото: Thomas Grau / Википедия
День четвертый

Чтобы добраться до озёр, нужно пройти несколько ущелий, подняться на 3,5

километровые перевалы и только после спуститься к водоёмам.

Большой Ихначкуль оказался больше, чем мы ожидали. Только на его обход вдоль береговой линии у нас ушло около часа. На стыке озёр Большой и Нижний Ихначкуль находится огромная природная плотина. Насыпь особенно хорошо видна сверху. Но когда стоишь на ней, она кажется огромным холмом, густо поросшим высокой растительностью.

Мы затерялись в густой траве и ушли немного ниже. Потом это принесло нам некоторые неудобства в виде крутых осыпных склонов, по которым пришлось обратно траверсировать к озеру.
Нижний Ихначкуль показался мне самым красивым из всей системы озёр. К сожалению, у нас не было времени на его осмотр. Мы прошли к противоположному краю долины. Перед нами оказался затяжной склон, на который нужно было подняться.

Если конец подъёма не видно, а нагрузка с каждым метром возрастает, лучше освободить голову от мыслей и, наметив «короткую цель», сконцентрироваться на своём шаге. Так можно пройти до этой цели и поставить следующую.
Подъём был изматывающим. Местами угол наклона становился очень крутым, почва оказывалась нестабильной. В поисках лучшего ракурса для обзора ущелья мы немного отдалились от основного маршрута. Иногда приходилось что есть силы удерживать равновесие. Мы цеплялись за любой выпирающий уступ или куст.
Во время прохождения этого участка я несколько раз упирался в кусты ферулы. При взаимодействии с ультрафиолетовыми лучами сок этого растения вызывает ожоги. Только пять месяцев спустя шрамы от ожогов, наконец, прошли.
К часу дня команда вышла на гребень, с которого открывается панорама на Большой и Нижний Ихначкуль и вершины Угамского и Пскемского хребтов. Мы фактически вышли на финишную прямую. Четыре интенсивных дня позади.

Места оказались настолько красивыми, что мы решили остаться здесь на ночь. Мы разбили четвертый лагерь на необъятной поляне салатового цвета. Нас окружали снежные вершины и мощные ледяные саи.
Ближе к вечеру погода резко изменилась. Красота и безмятежность нашего затерянного рая мгновенно испарились. Поднялся сильный ветер. Он гнал на нас тяжелые свинцовые тучи. В ущельях на противоположном хребте уже прошли осадки. Когда наиболее сильные порывы ветра разгоняли облака, мы видели, что в верховьях ущелья Анаулген уже выпал снег.
реклама
реклама
День пятый
Сильный ветер и дождь не стихали всю ночь. Утром выглянув из палатки, я дал команду срочно собираться. Медлить было нельзя. Подсвечивая далекие вершины, на нас шел мощный грозовой фронт. Дождь всё лил. Быстро, насколько это было возможно, мы свернули лагерь и выдвинулись на маршрут.
Первая часть пути – это пятикилометровый траверс на высоте 3000 м. Несмотря на свой темп, нам не удалось уйти от грозы. Дождь усилился. Через час пути тропа сильно размокла, идти стало значительно сложнее. Раскаты грома слышались всё ближе и ближе. Влажность воздуха повышалась. Я шёл первым. Проходя очередной кулуар, я услышал, как гром проревел где-то совсем близко.

Нам оставалось пройти ещё один перегиб, после которого тропа уходила вниз – в безопасное от молний места. На последнем повороте меня оглушил очень громкий звук. В одно мгновение часть тела будто парализовало. Через секунду у меня было такое ощущение, что в меня вонзили миллионы иголок. Дыхание и слух будто бы ненадолго отключились. К моему счастью, молния ударила где-то в стороне, и я ощутил лишь силу её угасающих разрядов.
Некоторое время я еще испытывал физический дискомфорт, но желания останавливаться уже не было. Несмотря на то, что мы уже покинули опасную линию гребня, до завершения маршрута нам предстояло пройти еще пять часов. Всё это время наверху гремел гром и лил дождь. Казалось, гора прогоняет нас.
В первый день мне казалось, что экспедиция будет легкой прогулкой. Но теперь я понимаю, почему эти озёра считаются труднодоступными. Только благодаря своему расположению они сохранили свою первозданность и притягательность для путешественников.

Наверное, таких озёр в нашей стране еще много. Экспедиция на Пскемский хребет породила во мне желание посетить все подобные озёра Узбекистана. Отныне это моя цель, на пути к которой меня уже не остановят молнии.
Автор текста, фото и видео: Шароф Эгамбердиев
Все права на материалы принадлежат автору и изданию «Газеты.uz».
Запрещается любое использование фото-, графических и иных материалов, размещенных на сайте www.gazeta.uz, принадлежащих «Газета.uz» и иным третьим лицам.

Комментарии

  1. Алишер Хурсандов

    12 ноября 2020, 22:18

    Не в первый раз читаю рассказы Шарофа о его походах. С уважением относясь к его стремлению посещения красивых мест страны, все же предостерег бы его от широкого привлечения к своим походам неподготовленных людей: в конце-концов это может окончиться бедой — таких случаев в наших горах пруд пруди. Мне доводилось, к сожалению, сообщать семьям о несчастных случаях с их родственниками. Такое вполне возможно было и с ними — я о прошлом рассказе про снежный буран, тоже в верховьях Пскема. Когда в группе болел участник, если не ошибаюсь. О подготовке группы судят по ее слабейшему участнику. Ну и по данному походу — выход в грозу на гребень — безусловная авантюра, хорошо, что все закончилось на этот раз удачно. В следующий раз может не так повезти — молнии поражают иногда на десятки метров от места входа.
    Хурсандов Алишер, президент федерации альпинизма и скалолазания.

  2. Kira Vishnevskaya

    12 ноября 2020, 22:26

    Впечатления как от остросюжетного фильма. Захватило дух — одним словом! Хочется пожелать удачи путешественникам!

  3. Nadira Shah

    12 ноября 2020, 23:21

    Неизведанное о недосягаемых местах нашей страны (для обычных туристов, жителей страны ), как и совершенно неизвестные и неизведанные красоты самых разных уголков нашей страны становится досягаемым — пусть виртуально, или посредством видео путешествий — благодаря Вашим публикациям — спасибо!

    Содеражание публикаций достойно служить в качестве обагатительного материала в изучении курсов по географии, истории, физиологии, и даже языкознания: в сопроваждающем тексте подаются значения географических названий, связь с другими языками.

  4. Тимофей Ильенко

    13 ноября 2020, 00:55

    У нас много таких прекрасных мест. Одно плохо-жалка,что Узбекистане нету выхода в мировой океан. , тогда бы Тайланд отдыхал бы

  5. Farrukh Sharakhmedov

    13 ноября 2020, 15:54

    Каждый раз с удовольствием читаю и любуюсь фотографиями экспедиции! Спасибо и удачи путешественникам.

  6. Иван Застава

    13 ноября 2020, 18:17

    Дааа.. На Ихначкуль казан с мясом тащить не стоит. Лучше обойтись легкой кастрюлькой и сухим пайком. На последнем фото — типичное состояние человека, день поднимавшегося на перевал. Последние силы забирает адреналин от радости, что подъем окончен.:)

  7. Артем Кривонос

    14 ноября 2020, 15:13

    Огонь. Очень захватывающие написано, будто читал Жуль Верна.

Отправить Выйти От:

Авторизация на Газета.uz

Авторизуйтесь на сайте, чтобы получить доступ к дополнительным возможностям.