КИБЕРЛЮДИ
Вы все еще считаете увлеченных компьютерными играми зависимыми и бездельниками? Виртуальные «стрелялки» давно переросли досуг и превратились в профессию. Это называется киберспортом. Кто такие киберспортсмены, почему Алишер Усманов вложил в индустрию $100 миллионов и каких высот добиваются ребята из Узбекистана – в репортаже Сабины Бакаевой.
ФОТО: ЕВГЕНИЙ СОРОЧИН
Что такое киберспорт и есть ли ему место в Узбекистане?
Абдулазиз Алимбаев слишком скромен. Ему 22 года. Он называет себя киберспортсменом в дисциплине Counter Strike Global Offensive и работает в IT Park менеджером по развитию киберспорта. Скоро он соберет свою киберкоманду. Ему бы хотелось тренироваться вместе с ней. Но надо дать шанс молодым.
1
Думай головой – не телом
Почему многие часы виртуальной битвы, автогонок или имитации футбола считаются спортом, человеку, далекому от геймерства, понять сложно. По словам Абдулазиза, у обычного игрока нет шансов дать фору киберспортсмену даже при условии одинакового количества часов игры. Чтобы стать киберспортсменом, нужны навыки. Это дано не всем, а значит, киберспортсменом может стать не каждый.
«Это не только играть в игры, убивать друг друга в виртуальном мире, как многие заблуждаются, – говорит Абдулазиз Алимбаев. – Почему шахматы – официальный вид спорта? Потому что в спорте человек должен думать головой, а не телом. Прежде чем сделать какое-то действие, ты должен обдумать свои решения. Одна ошибка может стоить поражения всей команды».
Фото: Евгений Сорочин / «Газета.uz»
На самом деле играть можно и в одиночку. Это зависит от дисциплины. Самые популярные игры – шутеры (от английского shoot – стрелять – ред.) Counter-Strike: Global Offensive (CS: GO), стратегии Dota 2, League of Legends. Это командные дисциплины киберспорта, где пять человек сражаются с пятью противниками. Правда, тренироваться можно и с ботами – виртуальными оппонентами, сгенерированными компьютером.

В виртуальной имитации футбола FIFA и PES можно управлять целой командой одному. В файтингах (fight – сражаться – ред.) вроде Mortal Kombat, Tekken или UFC, как правило, тоже фигурирует по одному игроку.

Абдулазиз называет UFC «живыми боями, импортированными в компьютер». По его словам, своим персонажем в игре можно выбрать и Хабиба Нурмагомедова. И несмотря на то, что звезда смешанных боевых искусств состоит из плоти и крови, много тренируется и считается настоящим спортсменом, UFC с джойстиком – тоже спорт, уверяет он.

Дело не только в том, что в обычном профессиональном спорте важно думать. Иначе даже инженеры, проектирующие мосты, могли бы считаться спортсменами. Дело в соревновательном духе, который не присущ инженерам, но без которого не может существовать спорт – ни традиционный, ни с приставкой «кибер».
2
Кибербудущее
Компьютерные игры начали набирать популярность в начале тысячелетия. Абдулазиз Алимбаев рассказывает, что киберспорт стал стремительно развиваться с шутера Quake III Arena. Тогда мир еще не был глобально охвачен интернетом, поэтому геймеры собирались в команды и играли по локальной сети.

Постепенно фанаты игр начали проводить турниры в компьютерных клубах. Поклонников киберспорта становилось все больше, соревнования быстро вышли на мировую арену.
Особенно киберспорт популярен в Южной Корее. Узбекистанцам представить масштабы киберодержимости жителей Кореи, наверное, невозможно. Еще десять лет назад компьютерными играми здесь увлекалось 75% населения, а объем рынка онлайн-игр составлял 30 млрд долларов.
Сегодня количество пользователей, периодически посещающих киберигры в течение года, перевалило за 300 миллионов. Крупнейший призовой фонд соревнований в истории киберспорта был разыгран в 2019 году на турнире по Dota 2 The International. Его размер превысил 34 млн долларов.
Абдулазиз Алимбаев не может назвать киберспорт самым прибыльным видом спорта для самих игроков. Но судя по его стремительному развитию и возможности получить высшее образование в сфере киберспорта, в перспективе он вполне может обогнать даже футбол.
Зарабатывают на индустрии многие. Фанаты киберспорта, как и поклонники традиционных видов спорта, скупают футболки и сувениры. Но помимо этого на рынке представлены брендированные компьютерные мышки, коврики и даже кресла.

Банки выпускают карты с кешбэком за покупку игр, крупные производители игровых устройств поддерживают звездные команды. Свою нишу в индустрии находят энергетические напитки и даже производители автомобилей премиум-класса, потому что аудитория юных фанатов вырастет и непременно добьется успеха.
Фото: Альберт Салихов / «Газета.uz»
Киберспортсмены транслируют свою игру на YouTube и Twitch, где набирают десятки миллионов просмотров и зарабатывают деньги на пожертвованиях.

О потенциале отрасли говорят и инвестиции. Например, еще пять лет назад наш соотечественник российский бизнесмен Алишер Усманов вложил в организатора киберспортивных турниров Virtus.pro 100 млн долларов. Кстати, именно в этой компании работает профессиональный киберспортсмен по CS: GO из Узбекистана и однокурсник Абдулазиза Санжар Кулиев.
3
SANJI
«Он играл намного лучше, намного умнее нас. Он думал иначе», – вспоминает Абдулазиз Алимбаев.

Он учился с Санжаром в Ташкентском профессиональном колледже информационных технологий. С первого курса ребята собирались в интернет-клубах и играли в CS 1.6. Именно Кулиев познакомил Абдулазиза с профессиональным киберспортом. Его игра всегда выделялась. На его фоне результаты, достигнутые прогулами уроков и игрой в свободное время, меркли.

Фото: Vitrus.pro
«Я был в шоке! Как ты это делаешь, чувак? – Абдулазиз восхищенно качает головой. – Он помог мне развиться. Мы играли один на один в специальных картах, которые дают возможность играть в одиночку. Я никогда не мог его обыграть. Я пытался с первого курса. Но один раз у меня все-таки получилось».
Потом после колледжа Санжар Кулиев улетел на заработки в кузницу киберспорта – Южную Корею. Ему нужен был новый компьютер, новый монитор. По возвращении на родину он стал киберзатворником на пару месяцев и тренировался, тренировался, тренировался.

По словам Абдулазиза, Кулиев стремился выйти на мировой уровень. Это возможно через киберспортивную платформу FACEIT, где играют продвинутые игроки разных дисциплин. За определенную плату платформа позволяет играть не на очки, а в системе рейтинговых лиг, которые обновляются каждый месяц. Если занять в лиге первое место, получаешь деньги и попадаешь в лигу профессиональных игроков Faceit Pro League, где можно стабильно зарабатывать по 6-7 тысяч долларов в месяц и с высокой вероятностью быть завербованным киберкомпанией. Так Санжар Кулиев открыл двери в столь желанный большой мир.
Другие узбекистанцы тоже могли бы показать себя на высокой арене, если бы не пинг, устало говорит Абдулазиз.
4
Белое пятно кибермира
Ping – показатель времени, за которое один компьютер или сервер получает информацию с другого устройства. Он измеряется в миллисекундах и проверяет, способен ли сервер, к которому направлен запрос, вообще его обработать. В Узбекистане это пока проблема.
Фото: Евгений Сорочин / «Газета.uz»
Поэтому на карте киберспортивного земного шара Узбекистан – белое пятно. Наши игроки и команды в прямом смысле и в случайном порядке телепортируются из одного участка виртуального поля в другое. Во всем виноват наш интернет. Сервера, к которым надо подключаться, находятся очень далеко, поясняет Абдулазиз Алимбаев.

Киберспорт – это виртуальный мир, в котором редко соревнуются оффлайн.
Чтобы развиваться, нужен хороший интернет. Именно с хорошим соединением Абдулазизу удалось добиться некоторых успехов и зарабатывать около 500 долларов в месяц на игре в CS: GO. Но это было в Латвии, где пинг, насколько он помнит, был равен 5, «как будто сервер дома находится».

Пока противники играют гладко и без перебоев, узбекистанские киберспортсмены иногда даже не имеют возможности подключиться к игре.

«В соревновательных играх в первую очередь важен пинг. Это один из самых главных факторов. Если мы подключаемся к серверам Казахстана, то пинг составляет 50-60. Это приемлемо, мы справляемся. Если подключиться к Штатам или Южной Корее, то пинг зашкаливает за 200. Невозможно даже двигаться».

Абдулазиз Алимбаев рассказывает, что люди интересуются, почему киберспортсмены Узбекистана не могут пройти на мировые чемпионаты.
«Ответ очень прост. Дело не в том, что спортсмены слабые или неспособные. Они способные. У нас разница с противниками 100 пинг, т.е. они фактически видят нас быстрее, чем мы их».
Высокий пинг может сыграть в злую шутку даже с соперниками наших киберспортсменов: те просто не попадают в наших игроков, потому что мы телепортируемся. Именно поэтому Узбекистан просто не допускают ко многим онлайн-турнирам, подчеркивает Абдулазиз.

Другими важными требованиями к киберспортсменам считаются возраст и оборудование. И если с первым в Узбекистане проблем не возникает – подростков, к которым чаще присматриваются крупные компании, в стране много, то со вторым дела обстоят довольно печально.
Киберспортсменам нужны дорогие компьютеры, дорогие мониторы с частотой в 240 Гц, мышки и клавиатуры, дающие максимально быстрый отклик. Абдулазиз Алимбаев отмечает, что если в мире техника обходится киберспортсмену в несколько тысяч долларов, то большинство наших игроков редко могут позволить себе что-нибудь дороже 1500 долларов.
Фото: Евгений Сорочин / «Газета.uz»
Выходом для киберспортсменов может стать одиночная дисциплина вроде виртуального футбола или файтинга. Но игроков в файтинги у нас почти нет, потому что эти игры проходят на игровых приставках PlayStation и XBox, отмечает Абдулазиз. Киберспортсмены Узбекистана не склонны их приобретать.

Еще один способ развиваться в узбекском киберспорта – удача попасть в специализирующуюся на этом компанию. В Узбекистане такая тоже есть.
5
Кибер.uz
Точное число киберспортсменов Узбекистана Абдулазиз Алимбаев назвать не может. В июльском киберспортивном турнире Adrenaline Cyber Cup, организованном при поддержке IT Park и Министерства по развитию информационных технологий и коммуникаций, участвовало 89 команд по CS: GO и рекордные 73 по Dota 2.

Сотни индивидуальных игроков также боролись за первенство в дисциплине по виртуальному футболу FIFA. В турнир впервые включили мобильную версию королевской битвы PlayerUnknown’s Battlegrounds – PUBG Mobile.

Абдулазиз Алимбаев поясняет, что PUBG Mobile – это так называемые «голодные игры», где условно 100 человек выпрыгивают с парашютами из самолета и приземляются на остров. Их задача найти на острове экипировку и оружие. И выжить.
Фото: Евгений Сорочин / «Газета.uz»
«Неважно, сколько убьешь. Главное – остаться последним живым», – говорит он.
Все когда-то были слабыми. Ничто не дается легко.
Первенство по CS: GO в июле взяла команда ARCRED – единственная официальная киберспортивная организация страны. Она регулярно занимает первые места во внутристрановых соревнованиях. По словам Абдулазиза Алимбаева, некоторые команды жалуются, что ARCRED допускается к турнирам, т.к. ни одна команда не может составить ей конкуренцию.

«Но ARCRED тоже когда-то были слабыми, они же не родились такими, – он приводит в качестве аргумента историю Кулиева. – Да, выход на мировой уровень дался Санжару тяжело. Но ведь ничто не дается легко».

Основатель ARCRED Дониёр Джураев платит своим молодым сотрудникам зарплату и обеспечивает их достойным оборудованием. Они тренируются в собственном «буткемпе» – тренировочном лагере, где есть условия для работы, перекусов и даже ночевки.
Основатель ARCRED Дониёр Джураев (слева) и директор IT-Центров Нодир Алибеков
Фото: arcreduz | Instagram
CHRIZM Мирзарахим Мирзакаримов, игрок CS: GO
Фото: arcreduz | Instagram
SEAROUD Борис Ким (слева) и CURLYKID Фейсал Хашимов, игроки CS: GO
Фото: arcreduz | Instagram
В мире киберспорта такие условия – дело будничное, рассказывает Абдулазиз Алимбаев. Некоторые компании обустраивают такую базу за городом. Игроки здесь собираются на усиленную тренировку перед важными турнирами. Чтобы не отвлекать спортсменов от подготовки, организации ограждают их от повседневного быта: оплачивают коммунальные услуги и нанимают поваров.

Свои расходы компании покрывают за счет турниров и других источников дохода. Обычно игроки получают 70% от размера призового фонда. Остальное забирает компания.
6
Тонкие моменты
Крупная киберспортивная компания – это целая экосистема различных специалистов, все силы которой направлены на воспитание чемпионов, отмечает Абдулазиз Алимбаев. Компании нанимают дизайнеров, аналитиков, стратегов, менеджеров, психологов, фитнес- и кибертренеров.

Утро в «буткемпе» обычно начинается с завтрака и физической нагрузки. Спортсмены должны быть в хорошей физической форме. Долгие часы сидячих тренировок перед монитором сказываются на зрении и позвоночнике.
Киберспортсмены не играют сутки напролет, уверяет Абдулазиз Алимбаев. И вообще, они не играют. «По большей части это тренировки. Да, в игре. Но тренируются, а не играют».
Зачастую тренер киберспортивной дисциплины – это опытный игрок, хотя таковыми также становятся выпускники специализированных вузов. В Узбекистане тренер может продолжать играть в команде в качестве капитана. Он учит спортсменов верной тактике и игре, делится своим опытом и составляет график тренировок.

«Многие профессиональные игроки уделяют тренировкам 6-7 часов в день. Остальное время – они решают сами. В команде по CS: GO два часа могут уделять стрельбе, позиционированию прицела, два часа – раскидке, скажем, гранат, два часа – коммуникации», – перечисляет Абдулазиз Алимбаев.

По его словам, в киберспорте всякое действие должно иметь логическое объяснение, каждое движение должно быть выточено – от времени, когда можно бросать гранату до тактики введения противника в заблуждение. Команда знает действия каждого участника по минутам. Этим может заниматься стратег. Но если в компании такового нет, эту задачу берет на себя тренер.

Абдулазиз любит животных. У него даже жила сова.
Фото: Абдулазиз Алимбаев
Чтобы найти слабые места оппонентов, аналитики просматривают игру разных команд. Чтобы поднять боевой дух команды, психологи проводят тренинги с игроками и работают с ними индивидуально.
«Игра профессионала может идти на спад. Из-за каких-то личных проблем он может не показывать те результаты, которые показывал стабильно. Обычно психолог решает такие вопросы», – рассказывает Абдулазиз Алимбаев.
Отношения между игроками всегда должны быть хорошими, подчеркивает он. Тонкий момент игры – коммуникация. Часть ее структуры составляет профессиональная терминология.
«CS: GO такая динамичная игра, где важно успеть сказать все, что видишь на экране. Если много кубиков разных цветов быстро проскользят по монитору, вы не успеете сказать, сколько их было, каких цветов они были. Киберспортсмен должен успеть все это сказать. Если ты можешь это все сказать, это очень хороший показатель, – убеждает он. – Есть такой тренировочный сервер для CS: GO, где можно говорить все, что происходит на экране. Это один из способов тренировки своей коммуникации. Можно говорить это в воздух и повышать свой личный скилл».
Фото: Евгений Сорочин / «Газета.uz»
Игровая база, оборудование, сетевое соединение, хороший тренер и спокойная обстановка – все, что нужно киберспортсмену, считает Абдулазиз Алимбаев.

«Это самые важные критерии для того, чтобы построить не только команду, но и семью».
7
Не прибыль, а «третья инициатива»
По данным Международной федерации киберспорта, электронные игры признаны официальным видом спорта в 82 странах. Чтобы флаг Узбекистана пополнил этот список, мы должны хотя бы засветиться на мировом турнире.

Пока наша страна признала только существование киберспорта, отмечает Абдулазиз Алимбаев. Подтверждением тому стало создание одноименной федерации. Структура должна отвечать за развитие индустрии. Но как участник киберспортивных игр Абдулазиз указывает, что турниры, проводимые от имени этой организации, зачастую попадают в norespect list (список «неуважения» – ред.).
Он вспоминает отборочный турнир на чемпионат мира по киберспорту WCG. По его словам, федерация выделила всего 20 компьютеров для 1000 участников. А мониторы были такими, «что даже в офис их не поставишь».

Развитием киберспорта также занимается IT Park. Основная задача Абдулазиза Алимбаева – организация внутристрановых киберспортивных турниров вроде Adrenaline Cyber Cup. Июльский призовой фонд составил 129 млн сумов. Деньги разделили между четырьмя дисциплинами.
В попытке найти свою аудиторию турниры спонсируют компании Adrenaline Rush, Revotech и различные интернет-магазины. Тем не менее, Узбекистан находится лишь на пороге развития индустрии, считает Абдулазиз. Поэтому IT Park не ждет быстрого появления крупных инвесторов и старается наращивать потенциал за свой счет, вернее за счет государственного бюджета.
«Мы в первую очередь хотим развивать киберспорт, а не иметь с него деньги,– продолжает он. – Вообще почему айти-парки развиваются? Потому что киберспорт – это часть третьей инициативы президента. Мы – исполнители этой инициативы».
Киберспорт Узбекистана – это широкое и не паханное поле для развития страны.
Абдулазиз Алимбаев уверен, что киберспорт развивать необходимо. Дело не столько в деньгах и славе, сколько в наращивании интеллектуального капитала и создании новых рабочих мест. Для развития сферы нужны инженеры, IT-специалисты, связисты, дизайнеры – поле для получения профессионального и жизненного опыта и пополнения казны широкое и непаханое.

Сейчас IT Park своими силами «медленно, но уверенно» продвигает киберспорт в массы, рассказывает Абдулазиз Алимбаев. Турнир Adrenaline Cyber Cup впервые транслировался по телевидению. Киберспортом охвачена почти вся страна. Но привлекать в индустрию бизнес все еще не имеет смысла. В этом снова виноват тот же пинг.

На этапе зашкаливающего пинга Узбекистан проводит локальные турниры, чтобы вырастить молодых киберспортсменов и подготовить их к мировой арене. Чтобы развивать сферу во всех направлениях и пустить в нее свежую кровь, IT Park привлекает молодых комментаторов компьютерных игр, перечисляет Абдулазиз.
В планах собрать сборную, чтобы сделать для киберспортсменов максимально хорошие условия. Абдулазизу хочется, чтобы мы как страна могли сравнивать себя в киберспорте с Россией, Казахстаном и Украиной. Там наиболее высокий показатель развития игровых дисциплин среди стран Содружества.

«Чтобы дать игрокам больше мотивации, мы сделали 10 призовых мест. У нас есть несколько команд, про которые все думают: “Они сильные, и так понятно, кто заберет первые три места", – декламирует Абдулазиз. – Зачем играть, если нам ничего не останется?”».
8
Философия киберспорта
«Чтобы стать киберспортсменом, не нужно в первую очередь играть ради денег, потому что будучи неопытным, ты в любом случае не сможешь попасть хоть на какой-то турнир. Если ты просто собрал команду из своих друзей, но вы никогда не тренировались, вы ничего не добьетесь, даже если вам улыбнулась удача», – уверен Абдулазиз Алимбаев.

Тем не менее, удача может сопутствовать и новичкам. Порой встречаются настоящие таланты, эдакие Месси в мире киберспорта. Но никакой гений не добьется успеха без рутинного ремесла, напоминает Абдулазиз. Ведь даже Месси усердно тренировался наравне с другими футболистами.
Фото: Евгений Сорочин / «Газета.uz»
«Есть профессиональная киберспортсменка из России, которую я лично знаю. Она потратила 7000 часов на CS: GO. Если у тебя не получается, значит, надо больше времени уделять, больше тренироваться, – обнадеживает он. – Даже если очень хорошо получается, ты должен поддерживать эту форму, тренироваться, чтобы соответствовать тем стандартам, которые тебе приписали. От чемпионов ждут, что они будут побеждать».
Вы все еще считаете, что киберспорт - это плохо? Его нельзя потрогать, как газон на футбольном поле, как мяч. Нельзя ощутить боль от падения. Зато можно почувствовать, улыбается Абдулазиз Алимбаев.
По его словам, киберспорт в первую очередь помогает поверить в себя. «Если вы прошли квалификацию, отборочный, выиграли турнир, это дает понять, что вы поставили перед собой цель и достигли ее».
9
Лицо страны
«Многие думают, что профессиональные киберспортсмены – это те, кто 24/7 сидят за компьютером. Это очень глубокое заблуждение. В будущем мы хотим “пускать” онлайн-уроки по киберспорту, чтобы наше население тоже было в курсе. Многие думают, что киберспорт - это плохо, это отнимает здоровье. Но если пользоваться и развивать это правильно, то ничего плохого и вредного в этом нет», – доказывает Абдулазиз Алимбаев.
Он вспоминает историю геймера из Китая, который скончался от истощения после беспрерывного трехдневного сеанса игры. Но, во-первых, киберспортсмены отличаются от геймеров тем, что тренируются именно в одной дисциплине, считает Абдулазиз. А во-вторых, зависимость от работы, переработка, стресс и срывы присущи всякой работе. Киберспорт – не исключение.

«Мы теряем связь с реальностью, как и другие, неважно, строят они стену, делают ремонт или сидят в офисе. Люди срываются. В киберспорте тоже можно сорваться на противника или товарища по команде. Его действия могут взбесить. В эти моменты надо себя сдержать, взять в руки, объяснить и поговорить нормально».
Фото: Евгений Сорочин / «Газета.uz»
“Займись лучше делом. Зачем тебе это нужно? Как можно зарабатывать на играх?”
Но быть киберспортсменом в Узбекистане все еще дикость, вздыхает Абдулазиз. Он вспоминает, как его собственные родители были против его увлечения.

«Старшее поколение нашего населения просто не понимает. Они до сих пор думают, что это вредно, что никакой пользы это не принесет. “Займись лучше делом. Зачем тебе это нужно?”. Открываешь статистику и показываешь, что есть реальные люди, которые зарабатывают на этом. Это считается профессией будущего».

Ведь создателей интернета тоже считали сумасшедшими. До его появления дистанционное общение через какие-то устройства, не похожие на традиционные дисковые или радиотелефоны, представлялось невозможным.

«Люди говорят: ”Да ладно, забей! Как можно зарабатывать на играх?” Но киберспорт это не только игра. Это пот, старания, труд, расстройства, неудачи и провалы».

По его словам, после трансляции турнира по CS: GO на телевидении, социальные сети наводнило возмущение зрителей. «Пропаганда насилия, терроризма. Лучше бы показали футбол или национальные фильмы», – вскипали комментарии.
«Люди, видя модель оружия, думают, что это плохо. Они не понимают, что это анимированные модели. Почему они не осуждают кровавые виды спорта, называют тот же самый UFC спортом и болеют за Хабиба Нурмагомедова? Почему они на это смотрят? Почему это не “бизга тугри келмайди” (нам такое не подходит – ред.)», – задается вопросом Абдулазиз Алимбаев.
Фото: Евгений Сорочин / «Газета.uz»
Киберспортсмен не равно потенциальный убийца.
«Но нам якобы не подходит, когда где-то в нереальном мире две команды пытаются интеллектуально переиграть друг друга. Да, это стрельба из оружия. Но в этом спорте стреляют не по живой цели, в то время как в боксе были случаи, когда человек после удара больше никогда не просыпался. Для людей нормально, когда такое передают по телевизору. А контрстрайк – ненормально», – сожалеет он и добавляет, что киберспортсмен не равно потенциальный убийца.
Киберспортсмены – это обычные юноши и девушки, которые любят свою работу, могут от нее уставать, занимаются спортом, гуляют, общаются с друзьями, тратят деньги на простые нужды или позволяют себе жить роскошно и часто имеют запасной жизненный план.
Вот даже взять самого Абдулазиза. У него европейский диплом бизнес-психолога, он отлично владеет английским языком. И если однажды пламя киберспорта начнет в нем гаснуть, он обязательно найдет себе занятие или будет преподавать, потому что к этому лежит душа.
Пока он решил для себя стать тренером. Абдулазиз считает, что в качестве тренера он будет нужен команде только на стартовом этапе. Затем IT Park постарается нанять для игроков иностранного тренера, «который будет иметь опыт чуть ли не в тысячу раз больше, чем у меня».
«Потом я могу быть менеджером команды. Я хочу играть, но надо дать шанс молодым», – говорит 22-летний Абдулазиз Алимбаев.

Он надеется, что у узбекского киберспорта большое будущее. Наши киберспортсмены способны пробиться на мировые турниры, если дать им надлежащие условия, если начать по-настоящему инвестировать в связь.
Абдулазиз мечтает прожить счастливую жизнь, чтобы киберспорт «непосредственно был связан с этим счастьем». Чтобы Узбекистан признал киберспорт, а наши родители не считали занятие бесперспективным.

«Для меня нормальным успехом будет, когда наша команда как лицо Узбекистана появится на мировой арене. Я даже не мечтаю выиграть. Я просто хочу выступить, достойно показать страну. Хочу, чтобы на вопрос: “Hey, dude, where are you from?” (Привет, чувак, ты откуда? – ред.) никто в ответ не уточнял: “Pakistan? Afghanistan?”».
Партнер проекта — HyperX Gaming
Автор текста: Сабина Бакаева
Все права на материалы принадлежат автору и изданию «Газеты.uz».
Запрещается любое использование фото-, графических и иных материалов, размещенных на сайте www.gazeta.uz, принадлежащих «Газета.uz» и иным третьим лицам.

Комментарии

  1. Nir Avenir

    10 октября 2020, 17:42

    Такой спорт уят, манавияту не подходит как короткие носки :)

  2. Таир Абдурахимов

    10 октября 2020, 19:12

    Чем вам мешают игровые клубы? Какая разница между кофейней, которые наконец уже работают в нормальном режиме, и игровыми клубами? Прошу от лица всех геймеров, которым интересен киберспорт, открыть со всеми сопутствующими условиями игровые клубы. Придерживаться мер безопастности обещаю.

  3. Бехруз Рахмонкулов

    10 октября 2020, 19:13

    в игре ты король, а в жизни человек, который потратил на эту игру, потратив драгоценное своё время. Пора работать, а не быть зависимым зомби и терять своё здоровье

  4. Khasan Berdiyev

    10 октября 2020, 19:33

    Надо открыть игровые клубы чтобы этот вид спорта развивался

  5. ꧁༺★ C a p u k ★༻꧂

    10 октября 2020, 21:35

    Я за кибер спорт, если многие не могут заработать на нем, это не означает что ему нет место в Узбекистане, надо дать
    Шанс молодым развиваться и зарабатывать на этом и упорно развивать как это происходит во многих цивилизованных странах.

  6. Nurmat Zufarov

    10 октября 2020, 23:15

    Интересно у нас: автобусы разрешены а игровые клубы нет. Бары работают, спиртные продают а игровые клубы (где спиртное запрщенео) нет.
    Они (игр. клубы) тоже платят налоги и тоже являются предпринимателями.
    П.с. Бехруз Рахмонкулов “эти зомби“ смогут заработать очень нормальные деньги

  7. Андрей Кириченко

    11 октября 2020, 09:16

    Какой кибер спорт у нас может быть? У нас пинги высокие в играх и потери. Два года был в России вот там я понимаю можно пвп рубиться а у нас это не реально.. оптика или адсл без разницы.. пинги высокие.

  8. L 21

    11 октября 2020, 11:19

    А так сова прикольная)

  9. Flyer

    11 октября 2020, 12:35

    Nurmat Zufarov
    прежде чем начать зарабатывать — надо вначале вложиться в развитие телекоммуникационных каналов, в оснащение компьютерных клубов. но все это просто мелочь по сравнению с отсутствием менторов.
    так что по сути. закрытие компьютерных клубов никак не влияет на развитие киберспорта.
    для развития КС нужны впервую очередь толковые аналитики, менторы и полководцы-стратеги.
    если нет менторов — зачем вообще пытаться проводить параллель между киберспортом и компьютерными клубами?
    ---
    это одно и тоже что утверждать что не везде есть футбольные площадки и потому у нас УФК слишком слабо играют. глупости же? нет сильного ментора — нет УФК.
    и увеличение количества футбольных полей во дворах не решит проблему.

  10. Искандар Ахмедов

    11 октября 2020, 15:11

    Да ладно, выигрывают единицы — а пытаются заниматься — тысячи. При этом помощь от спонсоров а тем более государства приходит вообще отдельным счастливчикам. Поэтому нечего тут молодежи голову морочить. Короче говоря это дело должно быть хобби, а в остальное время пусть занимается полезным делом -в НИИ пусть работает что ли..

  11. Дамир Кадыргулов

    11 октября 2020, 20:45

    А вы сначала привлеките молодёжь в НИИ, откройте перспективы. Современный работник НИИ в Узбекистане — затюханый 40-летний бюджетник, вынужненный просить у “системы“ деньги, оборудование, и не факт что когда нибудь получит и то, и другое. А результата хотят, как обычно, “вчера“..

  12. Diaz UzTv

    11 октября 2020, 23:22

    а чего с разрешением экрана на статье?)

  13. NT

    12 октября 2020, 02:54

    Молодцы что поднимаете эту тему в стране. Киберспорт должен развиваться. Приезжайте в Казахстан. Тут немного проще с пингом. Будем поднимать снг арену вместе.

  14. Таир Абдурахимов

    12 октября 2020, 10:45

    Искандар Ахмедов
    Тут палка о двух концах. Если ты показываешь результаты, то тебя заметят. И не обязательно местные спонсоры и, упасигоспади, попасть под спонсорство гос-ва. Есть куча частных компаний, которые существуют, только благодаря содержанию кибер. команд и организации турниров. Покажи результат, добейся того, чтобы тебя заметили, подтверди квалификацию. Все в руках киберспорстмена. И да, я полностью согласен насчет НИИ с Дамиром Кадыргуловым. Искандар, вы серьезно рекомендуете пойти работать в НИИ? И быть ученым, развивающий науку во благо гос-ва и жить невесть как от з\п до з\п. Если да, то вы злой ((
    Бехруз Рахмонкулов, пожалуйста, чушь не говорите. Я знаю кучу ребят, которые заядлые геймеры и причем успешные “Короли жизни“. Кем человек станет в реальной жизни полностью зависит от него. Если нет силы воли, то любые запреты и “иди лучше работай“ не решат эту проблему.

  15. Nurmat Zufarov

    12 октября 2020, 11:29

    Flyer
    Насчет скорости интернет каналов/пинга согласен.
    Любому спортсмену нужен нормальный тренер. Киберспортсмену тоже. Но сначала надо саморазвиваться, понять к какому именно (кибер) спорту тянет

  16. Flyer

    12 октября 2020, 13:46

    Nurmat Zufarov
    вот таки вопрос в том что НАДО или не НАДО.
    нужны стране 1 000 000 посредственных киберспортсменов или 1 000 000 посредственных уличных футболистов?

  17. Бахтиер Вахабов

    12 октября 2020, 17:41

    Надо раздрешить работу Игровых клубов

  18. Evgeniy

    13 октября 2020, 08:54

    После прочтения опять убеждаюсь, что описать киберспорт лучше, чем это сделано в 10 сезоне 8 серии Южного Парка, просто невозможно:)
    P.S. кто не в теме обязательно посмотрите, думаю вам зайдёт

  19. Nurmat Zufarov

    13 октября 2020, 12:13

    Flyer
    Во время пандемии киберспорт безопаснее xD

  20. Samir Raxmatullayev

    14 октября 2020, 08:18

    А как попасть в эту команду?

Отправить Выйти От:

Авторизация на Газета.uz

Авторизуйтесь на сайте, чтобы получить доступ к дополнительным возможностям.