Абитуриенты – о подготовке в вузы в условиях пандемии
Пандемия сильно повлияла на ожидания абитуриентов о тестовых испытаниях в вузы. «Газета.uz» узнала, с какими трудностями они столкнулись при дистанционном обучении, оформлении документов и сдаче вступительных экзаменов.
Пандемия коронавируса вынудила учебные заведения Узбекистана перевести работу в онлайн-формат, хотя дистанционные технологии обучения все еще непривычны для нашей страны.

Процесс, организованный вынужденно и второпях, с одной стороны, породил скандал «большой мишки». Но с другой – сдвинул систему с мёртвой точки. Например, бумажные дневники, наконец, было решено окончательно заменить единой платформой Kundalik.

Абитуриентам, как и учителям, тоже пришлось непросто. В мае 2019 года сообщалось, что с 2020/2021 учебного года абитуриенты будут сдавать экзамены по трем обязательным предметам – родной язык, математика и история Узбекистана, и по двум профильным в зависимости от выбранного направления. В связи с пандемией тестовые испытания по обязательным предметам были отменены.

«Газета.uz» собрала истории абитуриентов, которые поступали в государственные, частные и иностранные высшие учебные заведения в этом году.

1
Лика
Поступила в Ташкентский филиал Московского государственного института международных отношений (МГИМО)
Когда появились первые новости о карантине, многие восприняли его как незапланированные весенние каникулы, которых обычно нет у учащихся лицеев. Но день за днём карантинные меры ужесточались, и как преподавателям, так и нам приходилось привыкать к «дистанционке». В отличие от школьников, у нас не было единой платформы вроде Kundalik. Лекции, домашние задания и оценки нам скидывали в Telegram-каналах, контрольные и даже выпускные экзамены проходили в Google-классе.
Дипломы мы получили только в конце июня, но даже тогда об экзаменах было ничего не известно (Лика закончила Академический лицей УзГУМЯ — ред.). В итоге я подала документы в филиалы Вестминстерского университета и МГИМО.

Вступительные испытания прошли дистанционно, что хорошо в целях предотвращения распространения инфекции. Но это не могло не отразиться на эффективности сдачи самого экзамена.

В аудитории есть возможность настроиться на экзамен. Но дома в привычной обстановке мне было трудно сосредоточиться и осознать, что экзамен проходит уже сейчас, да и время летит незаметно.
Вступительные испытания в филиал Вестминстера полностью проводились на сайте самого университета. МГИМО же для наблюдения выбрал Zoom. Это решение оказалось не очень удачным: нельзя было выключать звук в программе. В итоге когда наблюдатели обращались к остальным ребятам или что-то попутно объясняли, я отвлекалась.

Вестминстерские наблюдатели оказались, мягко говоря, не в меру подозрительными. Конечно, я понимаю, что существуют определённые правила и, если покажется, что я их нарушила, нужно доказать обратное. Но также очевидно, что математические вычисления невозможно сразу переносить в компьютер, нужны расчёты перед глазами.
реклама
реклама
На протяжении всего экзамена наблюдателям казалось, что я не решаю задания в черновике, а списываю. По их просьбе мне несколько раз приходилось показывать рабочую поверхность и комнату. Убедившись, что в помещении я одна и никаких шпаргалок на столе нет, через пару минут они повторяли требование и грозили дисквалифицировать.

Разумеется, я нервничала и отвлекалась. Потраченное на это время никто не возместил. Однако результаты не только не аннулировались – даже оказались выше проходных, но всё равно, как мне кажется, неоправданно низкими.
В МГИМО, в пользу которого я всё же отказалась от «Веста», было спокойнее. Хотя формат экзаменов оказался сложнее, ближе к ЕГЭ. Всего было три экзамена. Если не набрать достаточное количество баллов по результатам первого, то пройти на второй экзамен уже нельзя.
В государственных вузах на экзамене по русскому языку нужно ответить на 30 вопросов за 1,5 часа. В МГИМО тестовых заданий около 90, плюс изложение с элементами сочинения. На всё в общем дается 3 часа – при должной подготовке справиться вполне реально.
Мне очень помогли вебинары-консультации с московскими специалистами. Они подробно рассказывали о технической стороне экзаменов и структуре заданий.

2
Асаль
Поступала в Государственную академию хореографии Узбекистана
В нашей сфере балетного образования проблемы начались ещё задолго до пандемии. Когда была учреждена система 11-летнего образования, у нас отняли один законный по канонам балетного развития год. Училище перепрофилировали в школу. Карантин же стал катализатором усугубления этой проблемы.

«Удаленка» была сущим адом. Многие из нас параллельно работали в театре, его деятельность не останавливалась. Чтобы не потерять форму, приходилось приспосабливаться к домашним репетициям. Кому-то с планировкой жилища повезло больше и удалось на скорую руку соорудить балетный станок, кому-то меньше: в ход шли дверные ручки, серванты, спинки стульев.

Выпускные экзамены мы сдавали дистанционно. Профильные предметы снимали на видео, общеобразовательные – скидывали в Telegram. Затем нам отправили таблицу с оценками и пообещали, что копии дипломов выпускники получат предположительно в июне, а оригиналы вручат после снятия ограничений.

Но обещанный июнь сменился июлем. Срок подачи документов в вузы в единой системе DTM истекал, а дипломов, как и точных ответов о сроках их получения, ни у кого не было.
Куратор советовала обращаться к директору. Директор утверждала, что «выполняет приказы сверху». Когда мы дозвонились до Минкультуры, нам ответили, что виноват Монетный Двор, который не управился с печатью дипломов из-за карантина и перехода на 11-летнее образование.
Мы были недовольны вероятной потерей целого года. В министерстве же заверили, что всех непременно трудоустроят. Это довольно сомнительно, так как с балетным образованием открыты две дороги: артистом театра или преподавателем в училище.

Позже мы написали о ситуации в портал президента. Проблему обещали решить до середины июля. Но вместо дипломов нам дали их серийные номера для регистрации на экзамен в системе DTM за пару дней до ее окончания, а сами дипломы мы получили только в августе.

Творческий экзамен прошел 9 сентября в большом зале Академии и не сильно отличался от ожиданий. Отвечали мы по знакомым билетам, и, хотя я допустила пару неточностей в некоторых трактовках, приемная комиссия списала это на волнение, так что сейчас я надеюсь на положительный результат.

3
Камила
Готовилась в Карлов университет в Чехии, сдавала экзамены по русскому и английскому языкам в государственные вузы Узбекистана
Когда я переходила в 10 класс, уверенности в выборе направления не было. Но я видела реальные примеры поступления в вузы Чехии. Привлекательным показалось и то, что обучение на чешском языке бесплатно. Я начала учить его с нуля.
Самыми востребованными и перспективными направлениями казались программирование и медицина. Последнее мне было ближе. Найти преподавателей по профильным предметам оказалось непросто. В итоге я записалась в учебный центр и целый год готовилась к тестам по чешскому языку, химии, физике и биологии.

Но в марте начался карантин, занятия на курсах продолжались дистанционно и казалось, что это временно. Но чем дальше, тем яснее становилось, что в школу мы больше не вернёмся. Позже закрылось посольство Чехии, и так не слишком охотно раздающее визы. На тот момент все документы у меня уже были готовы. Оставалось только пройти собеседование в посольстве, которого я ждала с декабря.

Помню, когда мы обсуждали все эти проблемы с друзьями, родилась горькая шутка: «Кто в 2002-м родился – в 2020-м не поступает».
Пришлось размышлять над планом В. Открыв вестники по профильным предметам, я поняла, что к нашему формату экзаменов совершенно не готова.

Я была вынуждена выбирать посильные экзамены. Оставшегося времени хватало на подготовку разве что к языковым экзаменам: русский и английский языки и литература. С этими предметами можно поступить только в Государственный университет мировых языков, Национальный или педагогический университеты.

Экзамен прошел 10 сентября. Он оказался не таким и страшным и довольно хорошо организованным. В моем секторе парты были расставлены прямо на дорожке между деревьями у Национального парка им. Алишера Навои.

Приятно удивило внимательное отношение к абитуриентам: тем, кому становилось жарко или плохо, предлагали пересесть в тень. Одной девочке даже дали возможность в связи с состоянием здоровья написать экзамен в специально принесенной кровати. Разочаровало лишь то, что вся моя подготовка к тестам по литературе была напрасна – тесты на экзамене были совсем другие.

4
Бону
Поступала в ТашМА и Ташкентский педиатрический медицинский институт
С восьмого класса я мечтала стать психологом. С выбором вузов определилась лишь в феврале 2019. Факультет психологии есть в Ташкентском государственном педагогическом университете им. Низами и Национальном университете Узбекистана. Но я также хотела попробовать сдать экзамены в Ташкентский филиал МГУ. На тот момент предполагалось, что тестовые испытания пройдут по трем профильным предметам. Я сразу начала готовиться к ним.
Упорнее всего я учила биологию. Всюду ей отдавали приоритет, и где бы я не находилась, со мной всегда были учебники. Каково же было потрясение, когда в сентябре прошлого года их все до единого переиздали. Все пройденное и выученное приходилось перечитывать заново. К тому же три экзамена планировалось заменить пятью: двумя профессиональными и тремя обязательными, к которым тоже нужно было готовиться с нуля.

Из-за пандемии я погрузилась в медицинскую среду. Это заставило меня полностью пересмотреть взгляды как на психологию, так и на медицину в целом. Посоветовавшись с семьей, я приняла решение готовиться в медицинские вузы, а не на психологию.

В конце весны я уже чувствовала, что в нынешней ситуации об обязательных предметах все забудут. Но даже при таком раскладе у меня не было никакой базы по химии. Мы бросились искать репетиторов. Когда нашли подходящего, я проводила на занятиях по химии по несколько часов три раза в неделю.

Помимо этого нельзя было забывать о дистанционных школьных предметах. Не хотелось в последний момент испортить оценки, идущие в аттестат. Ближе к концу июня нам выдали сканы аттестатов и я сразу же зарегистрировалась в системе DTM.
реклама
реклама
Увидев, сколько абитуриентов подали документы на мой факультет, я совсем потеряла надежду. Весь год я не испытывала никакого страха провала на самих экзаменах. Но теперь я не была уверена в своих знаниях по химии, и все дни проводила за решением вариантов. Чтобы себя хоть как-то успокоить я практиковала дыхательную гимнастику, позитивные аффирмации (самовнушение – ред.) и другое.
Экзамены проходили на стадионе «Пахтакор». По дороге на тесты я не выпускала из рук конспекты, боялась забыть какую-нибудь важную мелочь. Многие говорили, что экзамены проходили не совсем честно, но в своей группе я не заметила каких-то нарушений. Всех проверили, выдали маски и перчатки. Хотя не исключено, что я была очень сосредоточена на своем задании и не замечала ничего вокруг.
На экзамене мелькнула странная мысль: как глупо, что столько сил, времени, денег было потрачено ради того, чтобы в течение пары часов написать 60 тестов, которые якобы определят твою судьбу.
Тесты мне попались не самые сложные – даже в химии обошлось без моей нелюбимой органики. Я не ждала результатов выше 100 баллов из общих 189 и заранее готовила к этому родителей. Баллы, загруженные вечером следующего дня, оказались неожиданно выше. Общий мандат будет только в 20-х числах сентября, но мы все неимоверно рады таким результатам.

5
Муроджон
Поступил в Московский физико-технический институт (МФТИ) по квоте представительства Россотрудничества в Узбекистане
Осенью 2019 года мне хотелось поступить в технический вуз Германии. Я уделял много времени немецкому языку на курсах в Гёте-институте Ташкента. Но в Германии тяжело с признанием нашего образования. У них 13-летняя система, и чтобы учиться в вузе, нужно либо отучиться ещё 2 года в здешнем университете, либо доучиваться в школе там. Хотя само образование в ФРГ бесплатное, для получения визы на личном счету должна быть некоторая сумма.
Из-за этих преград я начал сомневаться в правильности своего решения, едва не возненавидев немецкий язык. Мечты рушились на глазах, а он будто символизировал всё то, чего я не могу достичь. В итоге я бросил курсы немецкого, решив сдать устное тестирование на знание немецкого досрочно и больше о нём не вспоминать. Для получения диплома мне не хватило одиннадцати баллов. Я решил больше не возвращаться к этому экзамену.
Тогда же начался период школьных олимпиад. Я резко переключился на Россию, и каждая олимпиада казалась последним шансом. По иронии я дважды участвовал в испытаниях МФТИ и оба раза провалился.

Я был плохо знаком с таким форматом олимпиад. Тесты на отборочном туре нужно писать онлайн. Если результаты тура дотягивают до прохода в финал, то итоговый экзамен нужно сдавать очно. В Ташкенте он проходил в учебном центре Alfakom.

Муроджон (справа) на финальному туре олимпиады по физике в учебном центре Almfakom.
Фото: alfakom.uz / Instagram
Решая задачи отборочного тура первой олимпиады по физике, я сконцентрировался на сложных заданиях, упустив суть лёгких. В итоге не прошел и расстроился. Это подстегнуло меня более ответственно отнестись ко второй олимпиаде. Я прошел отборочный онлайн-тур, написав его в два раза лучше, но в финале допустил роковую ошибку в задаче.

Тогда я подумал, что физико-технический факультет – не мой путь. Оставалась надежда на квоту Россотрудничества. Я зарегистрировался на портале future-in-russia для подачи заявок на получение квоты и начал усердно готовиться. И тут начался карантин.
В один из дней на локдауне я получил электронное письмо. Я стал призером олимпиады по физике Московского государственного университета им. Баумана. Мне дали квоту, которая давала право выбрать практически любой российский вуз. Я поставил первым МФТИ, и мою кандидатуру одобрили.
В срочном порядке нужно было готовить документы, загранпаспорт, справки. В Узбекистане же карантин: движение транспорта ограничено, многие организации попросту не работают. Растратив последние нервы, я, наконец, отправил «сканы». Остаток самоизоляции прошел в ежеминутных проверках почты. С получением долгожданного ответа словно камень с души свалился.

Учебный год начался в сентябре, дистанционно. Немного грустно видеть в чатах с однокурсниками сообщения, где они ищут друг друга, аудиторию или обсуждают семинары. Я же будто оторван от всего этого. Надеюсь, скоро эпидемситуация стабилизируется и удастся вылететь в Москву для очной учёбы.
Текст подготовила Екатерина Бондаренко
Все права на материалы принадлежат изданию «Газета.uz».
Запрещается любое использование фото-, графических и иных материалов, размещенных на сайте www.gazeta.uz, принадлежащих «Газета.uz» и иным третьим лицам.

Комментарии

Отправить Выйти От:

Авторизация на Газета.uz

Авторизуйтесь на сайте, чтобы получить доступ к дополнительным возможностям.