«Газета.uz» попыталась разобраться в конфликте вокруг строительства многоквартирных жилых домов, оформленных как индивидуальные строения, в Мирзо-Улугбекском районе Ташкента. На фоне спора выявлен пробел в законодательстве, который предлагается решить путем страхования ответственности застройщиков.

4 апреля ташкентский инвестор Мухаммадбабур Ходжаев сообщил в СМИ, что представители хокимията Мирзо-Улугбекского района и другие лица провели видеосъемки на территории отдельных домов, построенных им с 2017 по 2018 год и уже заселенных жильцами. По его словам, местная администрация через суд намерена снести дома, признав их не соответствующими градостроительным нормам, несмотря на все имеющиеся документы.

Мухаммадбабур Ходжаев. Скриншот из видеообращения.

5 апреля ГУВД Ташкента опубликовало заявление, в котором сообщило, что Мухаммадбабур Ходжаев выступал инвестором в проектах частных застройщиков Равшана Закирова и Алишера Закирова, которые известны Управлению пожарной безопасности «в связи со смертью 1 ноября трех рабочих в доме по улице Хушнаво в Юнусабадском районе».

Рабочие скончались от отравления угарным газом. Проверка УПБ показала, что несчастный случай произошел из-за того, что застройщик — компания «Куюн» (директор — Алишер Закиров), «поскупившись на материалах, изготовил дымоход из пластиковых труб, предназначенных для сантехнических коммуникаций».

Фото: ГУВД.

В ходе доследственной проверки были изучены жилые строения в Юнусабадском и Мирзо-Улугбекском районах, где застройщиками выступали индивидуальный предприниматель «Равшан Закиров» и «Куюн». Всего они построили 19 многоэтажных домов с 833 квартирами, отмечает ГУВД.

Фото: ГУВД.

УПБ выявило факты нарушения норм пожарной безопасности при строительстве: во всех домах вместо стандартных термостойких безопасных отводов использовались канализационные пластиковые трубы, говорится в заявлении ГУВД. В результате даже при кратковременном использовании трубы под воздействием высокой температуры начинали плавиться, что приводило к заполнению жилых помещении угарным газом. По решению хокима Ташкента МЧС и УПБ заменили пластиковые трубы.

В этот же день хокимият Ташкента организовал брифинг, посвященный «информационным выпадам» Мухаммадбабура Ходжаева, на котором присутствовал корреспондент «Газеты.uz» Шухрат Латипов.

Мухаммадбабур Ходжаев «организовал ряд публикаций, в которых напрямую обвиняет должностные лица Кабинета Министров, администрации Ташкента и Мирзо-Улугбекского района в готовящемся сносе построенных его компанией домов», отмечается в пресс-релизе столичного хокимията.

Как заявили в администрации города, строения Мухаммадбабура Ходжаева не подлежат приемке комиссией из-за содержащихся в них недоделок и изъянов.

«Нынешнее руководство столичной администрации планирует выяснить, на основе чего застройщик был так уверен, что некачественные дома будут гарантированно приняты в эксплуатацию, и при выявлении факта сговора, коррупционной составляющей сделки с ним, выявить и наказать виновных», — отмечается в сообщении.

Фото: пресс-служба хокимията Ташкента.

На собрание пришли 15−20 жителей, представители Управления пожарной безопасности ГУВД Ташкента, хокимията столицы и Мирзо-Улугбекского района, в том числе заместитель хокима Ташкента по вопросам инвестиций, инноваций, развития промышленности, туризма и содействию приватизированным предприятиям Шароф Рахманов, замхокима Мирзо-Улугбекского района по строительству Абдулазиз Абдулхаков и другие. Со стороны застройщика никто не присутствовал.

Участникам презентовали видеоролик, подготовленный пресс-службой городского хокимията. На нем люди, проживающие в доме №54 на улице Авайхон, рассказывают о проблемах качества домов.


Жильцы указывают на отсутствие в зданиях сейсмопояса, монолитного потолка, фундамента, несоблюдение противопожарных разрывов. Одна из жительниц показала, что стены сделаны из гипсокартона. «Никто даже предположить не мог, что дом можно так построить», — прокомментировала она.

Замхокима Ташкента Шароф Рахманов отметил, что в таких случаях компенсацию должен нести застройщик или инвестор. «Во всем мире так. Государство не должно покрывать. Например, инвестор построил дом, продал и дал людям. Если выявляются недостатки, то он (инвестор — ред.) должен покрыть это за свой счет. Это мировая практика», — заявил он.


Заместитель хокима Мирзо-Улугбекского района по строительству Абдулазиз Абдулхаков сообщил, что после жалоб жителей хокимият в ноябре 2018 года подал в суд на застройщика.

Отвечая на вопрос, почему иск был подан в конце прошлого года, если дома были сданы в 2017 году, замхокима сказал, что «не может отвечать за прошлое, так как он новый человек в районной администрации».

«Найдем нового инвестора, сейчас готовим проект, согласно которому дома на этой территории (дом №54 на улице Авайхон — ред.) будут снесены, а на их месте будет построен 12-этажный дом. Жители переселятся туда».

Шароф Рахманов подчеркнул, что судебное разбирательство подразумевает всестороннее изучение дела с привлечением всех участников процесса, включая заказчика, ответственных лиц хокимията и других организаций, которые давали разрешение на строительство и проводили приемку зданий в эксплуатацию.


«В период расследования в суде будут все документы. У нас правовое государство, если будут выявлены факты нарушений даже со стороны государственных органов, инспекций, хокимията, будут приняты соответствующие меры в соответствии с Уголовным кодексом. Здесь не говорится о том, что претензии только к застройщику, инвестору или подрядчику. Это дело будет рассмотрено всесторонне», — сказал он.

Абдулазиз Абдулхаков, показывая документы, объяснил, что застройщик брал разрешение на индивидуальное жилое строительство, а дальше «по частям продавал другим собственникам».

«Вот у него проект обыкновенного жилого дома. Первый этаж, одна кухня, один зал, одна спальня — все. А если пойдете туда, то на первом этаже четыре квартиры по одной комнате. Он так распределил», — объяснил замхокима района.

Он признал, что строительство таких домов остается «вне контроля». Такие дома не принимает инспекция, поскольку «это жилой участок, это не многоквартирный дом». «В многоэтажных дома есть газ, архитектура. У них все объекты такие: покупают обыкновенные участки, строят и выходят из проекта».

Отвечая на вопрос корреспондента «Газеты.uz», Абдулазиз Абдулхаков отметил, что всего было подано восемь исковых заявлений в суд по разным объектам, но все они были оставлены без рассмотрения. Он не смог ответить, почему. «Этот вопрос нужно задать суду», — сказал замглавы районной администрации.

Пробел в законодательстве

Заместитель начальника Управления пожарной безопасности Ташкента Бахтиёр Пулатов объяснил, что проекты домов не предполагали строительство многоэтажных домов для большого количества семей.

«Он оформлял документы для индивидуального строительства. Для строительства таких домов не требуется согласования, только берется согласие двух соседних жителей. Потому что он строит эти дома для себя. После строительства застройщик начинает продавать квартиры в этом доме. Это также не запрещено законодательством. По этой причине никто не проводил приемку здания и не контролировал строительство. Строил дом, делил один кадастр на 30 и продавал жильцам — все это юридически правильно. Противопожарные разрывы между индивидуальными жилыми домами не требуются, поэтому только сейчас были выявлены нарушения — уже после строительства высокоэтажных домов», — рассказал замначальника УПБ.

Бахтиёр Пулатов уточнил, что проверки начались после утечки газа в одном из домов.

Абдулазиз Абдулхаков и Шароф Рахманов.

Абдулазиз Абдулхаков заявил, что указанные дома непригодны для жизни. Шароф Рахманов добавил, что специализированная комиссия не может провести проверку на пригодность для жизни зданий, поскольку они построены как «частное строение», но, «согласно устному заключению, жилье непригодно для жизни».

Замхокима Ташкента признал наличие пробела в законодательстве и сообщил, что администрация города готовит предложения по внесению поправок. Рассматривается также вариант с предложением альтернативного жилья вместо нынешних строений.

«В любом случае, если будет рассматриваться именно этот вариант с застройкой на этой же территории нового комплекса, эти жильцы будут временно переселены в другое жилье, а после завершения строительства будут заселены обратно», — сказал он.

Все расходы за принесенный ущерб гражданам должны покрываться за счет застройщика или инвестора, повторил Шароф Рахманов.

«Да, строительство может затянуться на год, но в данном случае у нас нет иного выхода… Но права жильцов ни в коем случае не будут ущемлены. Хокимият принимает меры, чтобы уберечь людей от аналогичных казусов», — заверил он.

Второй вариант — привлечь инвестора и заново застроить дом, а также создать механизм страхования ответственности застройщиков, в том числе в пользу граждан, инвестирующих в долевое строительство.

«Мы должны совершенствовать эту систему. В других странах, когда застройщики строят дома, когда люди покупают „под котлован“, существует система страхования. Бывают разные случаи. Например, в России сколько было случаев, когда дольщики оплачивают незавершенное строительство, а застройщики потом становятся банкротами, уезжают и закрывают фирмы. Поэтому одно из наших предложений — внести систему страхования, чтобы именно страховые компании покрывали такие форс-мажорные обстоятельства. Пока мы не устраним эти пробелы, хокимият будет всячески поддерживать наших жителей», — подчеркнул замхокима Ташкента.


«Фактически он обманул: он построил дом, поделил на квартиры и начать продавать, оформив кадастры. Нотариус и БТИ не отвечают за качество строительства. Нашел такую лазейку и недобросовестно поступил с вашими жизнями», — сказал Шароф Рахманов, отвечая на вопросы жителей, почему государственные органы разрешили строительство и провели приемку.

Одна из жительниц заявила, что жильцы боятся продолжать жить в этих домах. «Когда в последний раз было землетрясение., у нас еще больше трещин пошло по всему дому. Мы боимся дальше продолжать там жить. У меня два вопроса. Вы говорили, что жители будут временно куда-то переселены в другое жилье, когда это будет? Если будет снос дома, когда это случится, и какое нам дадут жилье?» — спросил она.

Шароф Рахманов заявил, что люди «на улице не останутся». «Мы несколько вариантов внесли на рассмотрение руководству. В ближайшее время будет принято решение. В любом случае мы предоставим вам равноценное жилье, без ущемления квадратуры. Естественно, качество предоставляемого с нашей стороны жилья будет соответствовать всем требованиям и нормам», — сказал он.

Замглавы городской администрации рассказал о втором, «более перспективном» варианте.

«Есть второй вариант, он более перспективный. Есть инвесторы добросовестные, на этой территории они начнут застройку более современного жилья. В этом случае мы будем уже осуществлять серьезный контроль, надзор за качеством. Мы обязательно предусмотрим соответствующие условия инвалидам, колясочникам. На видео показано, что они получили квартиры на втором этаже», — утверждает Шароф Рахманов.

Он сказал, что назвать сроки реализации одного из этих вариантов пока сложно.

Абдулазиз Абдулхаков сообщил, что всего в Мирзо-Улугбекском районе застройщиком Равшаном Закировым было построено 19 домов с 833 квартирами, еще 10 индивидуальных домов планируется построить в других районах. «Сейчас все эти дома в тупиковом положении. Они не могут продать, не могут оформить, из-за этого Мухаммадбабур выступал. Он попал в тупик», — считает он.

Инвестор

Мухаммадбабур Ходжаев беседует с жительницей дома №54 улицы Авайхон, которая довольна жилищными условиями. Кадр из видео.

Во время телефонного разговора с корреспондентом «Газеты.uz» предприниматель Мухаммадбабур Ходжаев заявил, что в видеоролике хокимията Ташкента были подставные люди.

«Одна женщина работает в махаллинском комитете, в прошлый раз они также в заказном варианте приходили. Естественно, все мои строения не всем нравятся. Например, в одном доме живут 200 людей. Думаете, что из 200 людей все будут любить меня? Они (представители хокимията — ред.) именно их подбирают, слушают мнение трех-четырех человек. Они подходят к ним с условиями, чтобы они сказали вот так, либо подговаривают махаллинский комитет, который имеет влияние на этих людей, оказывают давление», — заявил он.

Инвестор напомнил, что в 2018 году хокимият Ташкента выкупил у него 46 квартир для малоимущих семей в доме №54 на улице Авайхон.

Отвечая на вопрос о качестве двухэтажных домов, показанных в видеоролике пресс-службой хокимията, предприниматель отметил, что «везде могут найти изъяны» (позже он уточнит, что эти дома ему не принадлежат — ред.).

«Те дома, которые они обошли, я сдавал в эксплуатацию два года назад. И есть люди, которые бережно обходятся, есть кто обходится небережно», — сказал он.

Мухаммадбабур Ходжаев рассказал, что недостроенный трехэтажный дом для малоимущих №106 на улице Риштан в Мирзо-Улугбекском районе был снесен по устному поручению премьер-министра Абдулла Арипова.

«Это был дом для малоимущих. Уже все было почти застроено, был завершающий этап. Например, если я свой дом продавал по 30 тысяч долларов, то этот урезал на 60−70% и продавал по 12−13 тысяч долларов», — рассказал он.

По его словам, снесенный дом ранее был согласован со всеми инстанциями, но представители хокимията снесли здание без судебного решения.

Под угрозой сноса сейчас два трехэтажных жилых дома 19б и 114а на улице Риштон, еще один трехэтажный дом 54 на улице Авайхон, а также торговый комплекс на улице Дурмон йули, 20а. Эти жилые дома, в которых проживают около 600 человек, были сданы в эксплуатацию в 2017—2018 годах.

Застройщик

Кадр из видеоролика пресс-службы хокимията Ташкента.

Частный застройщик Равшан Закиров заявил, что представленные в видеоролике дома не относятся к ним.

«Двухэтажные „гипсокартонные“ дома — не наши дома. Это лет пять назад один застройщик строил, мы просто ему помогали продать в качестве маклеров. Хозяин совсем другой, сам заказчик уже умер. Наших фамилии не фигурируют», — заявил он.

Предприниматель объяснил, что в таких домах первый этаж сделан из кирпича, второй — как мансарда из гипсокартона.

Закировы в качестве частных застройщиков построили только шесть домов, заявил предприниматель. Он признал, что при строительстве индивидуального жилого дома не требуется согласования инспекцией по контролю в сфере строительства Министерства строительства Узбекистана, органов санитарного и пожарного надзора и других.

«Мы покупаем частный дом, в нотариусе [оформляем], делаем проект, строится один дом, а потом часть продается по квартире. Это не квартирный, а один дом по документам… В частном секторе нет [требований по согласованию с разными инстанциями]. Когда идет госстрой, есть АПЗ (архитектурно-планировочное задание — ред.), пожарные, СЭС, несколько инстанций. А у нас только делается проект, сдается в „единое окно“, там все изучается, а после дают или не дают добро на строительство», — рассказал он.

«После мы строим дом как для себя, а потом частями продаем. Часть дома состоит из одной комнаты, туалета, ванной и кухни, как написано [в проекте]. После этого берется номер квартиры», — объяснил Равшан Закиров.

Хоким Ташкента готов к диалогу

12 апреля пресс-служба хокимията Ташкента опубликовала сообщение с обращением хокима города Джахонгира Артыкходжаева к инвестору.

«Я в любое время готов к диалогу с данным предпринимателем, который так часто говорит и пишет обо мне. Мы можем обсудить волнующие его вопросы перед прессой или же наедине по желанию Ходжаева. Хочу услышать его обращения лично. За строительство жилых домов, не отвечающих общепринятым стандартам, ответственность понесут все, в том числе и те, кто утверждал проекты и принимал эти сооружения», — говорится в заявлении градоначальника.